Мир каждый вечер обновляется: грязное отдается в сухую чистку. Изношенное идет в утиль.

Мне кажется, что мое собственное существование уже закончилось, но где именно, я не могу установить.

Многие не поверят, но все когда-либо случавшееся в воображении всегда происходило и в действительности, - не знаю, как с другими, со мной это именно так.

Музыка - это не Бах, и не Бетховен, а консервный нож для открывания души.

Нам говорят: надо жить. А зачем, объяснил бы кто.

Начинается с возвышенного, а кончается тем, что в закоулке дрочишь как бешеный.

Не попади мне в нужный момент эта книга, возможно, я сошел бы с ума!

…нет ни начала, ни конца, есть лишь то, что в них выражено.

Нет ничего хуже - усвоил я еще с младенчества, - чем творить добро без нужды.

Неужели и впрямь я способен умереть и воскреснуть, притом не один раз, а бесчисленное множество? … Воскресший остается тем же человеком и с каждым возрождением приближается к своей сути.

Никому не довелось основательно изучить меня, ибо как  личность я постоянно самоликвидировался.

Никто не может спокойно сидеть на заднице, и довольствоваться тем, что имеет.

Ни одно событие моей жизни не имело для меня сколько-нибудь серьезного значения.

Ничто не определено, ничто не решено и не доказано.

…они не глядели ни вверх, ни вниз, а устремляли свой взор к горизонту - и этого им было достаточно.

Он по натуре не может обойтись без переживаний.

Отныне, где бы ты не родился - ты на необитаемом острове.

Под шляпой я рисую лицо - не особо стараясь, поскольку оно всего лишь деталь, а мои  идеи грандиозны и всеобъемлющи.