Совершенство мира всегда адекватно совершенству созерцающего его духа. Добрый находит на земле рай для себя, злой уже здесь вкушает свой ад.

С тех пор как вышло из обычая носить на боку шпагу, совершенно необходимо иметь в голове остроумие.

С того момента как  религия начинает искать помощи у философии, ее  гибель становится неотвратимой. Религия, как всякий абсолютизм, не должна оправдываться.

Страдание нравственное легче вынести, чем физическое, и, если бы, например, мне дали на выбор больную совесть или больной зуб, я избрал бы первое.

Странная вещь - патриотизм, настоящая любовь к родине! Можно любить свою родину, любить ее целых восемьдесят лет и не догадываться об этом; но для этого надо оставаться дома. Любовь к немецкой отчизне начинается только на немецкой границе.

Странное дело! Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки преданностью интересам религии, нравственности и  любви к отечеству.

Сущность музыки - откровение, о ней нельзя дать никакого отчета, и подлинная музыкальная критика есть наука, основанная на откровении.

Такую роль играет в искусстве имя мастера. Если принц надевает перстень с богемской стекляшкой, ее будут принимать за бриллиант, а если бы нищий стал носить перстень с бриллиантом, все-таки решили бы, что это - просто стекло.

Талант мы угадываем по одному- единственному проявлению, но чтобы угадать характер, требуется продолжительное время и постоянное общение.

Талант мы угадываем по одному-единственному проявлению, но чтобы угадать характер, требуется продолжительное время и постоянное общение.

Талмуд есть еврейский католицизм.

Там, где кончается здоровье, там, где кончаются деньги, там, где кончается здравый человеческий рассудок, - там повсюду начинается христианство.

Там, где сжигают книги, кончают тем, что сжигают людей.

Трагедия «Альманзор» (1823). В пер. В. Зоргенфрея: «...Там, где книги жгут, / Там и людей потом в огонь бросают». Гейне Г. Собр. соч. в 10 т. – М., 1959, т. 1, с. 211 . На студенческом съезде в Вартбурге (1817) были сожжены на костре книги, признанных «не немецкими по духу». Markiewicz, s. 170.

Те, кто здесь, на земле, пил чашу радости, расплатятся там, наверху, похмельем.

Теперь не строят готических соборов. В  былое время у людей были убеждения; у нас, современников, есть лишь мнения; а мнения мало для того, чтобы создать готический храм.

Только великий поэт может понять поэзию своего времени. Поэзию прошлого легче понять.

Только решетка отделяет юмор от дома умалишенных.

Только родственная скорбь исторгает слезы, и каждый, в сущности, плачет о себе самом.