…мы все еще находимся под властью пещерного человека и что он готовится снова ввергнуть нас в первобытное состояние.

повесть «Игрок в крокет», 1936

Мы должны припомнить, как  беспощадно уничтожали сами люди не только животных, таких, как вымершие бизон и птица додо, но и себе подобных представителей низших рас. Жители Тасмании, например, были уничтожены до последнего за пятьдесят лет истребительной войны, затеянной иммигрантами из Европы. Разве мы сами такие уж поборники милосердия, что можем возмущаться марсианами, действовавшими в том же духе?

Война миров, 1897

Мы, люди, существа, населяющие Землю, должны были казаться им такими же чуждыми и примитивными, как нам — обезьяны и лемуры. Разумом человек признает, что  жизнь — это непрерывная борьба за существование, и на Марсе, очевидно, думают так же. Их мир начал уже охлаждаться, а на Земле все еще кипит жизнь, но это жизнь каких-то низших тварей. Завоевать новый мир, ближе к Солнцу, — вот их единственное спасение от неуклонно надвигающейся гибели.

Война миров, 1897

Мы не можем принимать слабых и глупых. Жизнь снова становится первобытной, и те, кто бесполезен, кто является только обузой или — приносит вред, должны умереть. Все они должны вымереть. Они должны сами желать смерти. В конце концов это нечестно — жить и позорить свое племя. Все равно они не могут быть счастливы. К тому же смерть не так уж страшна, это трусость делает ее страшной.

Война миров, 1897

Мы постоянно уходим от настоящего момента. Наша духовная жизнь, нематериальная и не имеющая измерений, движется с равномерной быстротой от колыбели к могиле по Четвертому Измерению Пространства — Времени.

роман «Машина времени», 1895

Мысль — удивительная вещь: то она течет медленно, как смола, то вспыхивает мгновенно, как молния.

«Чудотворец»

…[на иллюстрациях в газетах] мелькали добродушные, ничего не выражающие лица членов королевской фамилии, которые отправлялись с визитом туда-то, присутствовали на открытии чего-то, женились, рождали детей, величественно лежали в гробу — одним словом, умудрялись делать все и в то же время ничего — удивительные, благосклонные, но непонятные люди…

социальный роман «Тоно-Бенге», 1909 г.

Наука развивается так медленно, и пути ее так извилисты; вот выношена блестящая идея, но, пока она воплотится в  жизнь, почти всегда тратишь долгие годы труда и изобретательности,..

социально-фантастический роман«Пища богов и как она пришла на Землю», 1904 г.

Научная истина — самая далекая из возлюбленных, она скрывается в самых неожиданных местах, к ней пробираешься запутанными и трудными путями, но она всегда существует! Добейся ее, и она уже не изменит тебе: отныне и навсегда она принадлежит тебе и человечеству. Она и есть реальность, единственная реальность, которую я обрел в хаосе бытия. Она не будет дуться на тебя, не поймет тебя неправильно, не обманет тебя, не лишит заслуженной награды из-за какого-то мелочного подозрения. Ее не изменить крикливой рекламой, не задушить пошлостью. Служа ей, ты созидаешь и творишь, и творения твои вечны, как ничто другое в человеческой жизни. В этом-то и есть то ни с чем не сравнимое удовлетворение, которое дает наука, в этом — непреходящая награда ученого…

социальный роман «Тоно-Бенге», 1909 г.

Научные опыты всегда проделываются над головастиками, ведь головастики для того и существуют на свете.

социально-фантастический роман«Пища богов и как она пришла на Землю», 1904 г.

Научные опыты — самое скучное и утомительное занятие на свете (если не считать отчетов о них в «Философских трудах»),..

социально-фантастический роман«Пища богов и как она пришла на Землю», 1904 г.

Наша истинная национальность — это человечество.

«Очерки истории цивилизации», глава 41

…наше фантастически устроенное общество одарило дядюшку несметным богатством, властью и неподдельным уважением. Это все была баснословная плата за смелую выдумку, награда за единственную реальность человеческого бытия — иллюзию.

социальный роман «Тоно-Бенге», 1909 г.

Не думайте, что мир на земле можно сохранить с помощью одних только резолюций. Угроза войны будет существовать до тех пор, пока существуют национальные флаги, национальное соперничество, национальная вражда.

«Король по праву», 1936

Некоторые думают, что можно разбогатеть на одной только удачной идее, не затратив на это упорного труда. Любой миллионер, за исключением нескольких счастливчиков, подтвердит, что это — заблуждение.

социальный роман «Тоно-Бенге», 1909 г.

Нельзя позволять себе даже на мгновение усомниться в том, что дело, которым тебе выпало заниматься, и есть самое-самое единственное в  жизни. Иначе начинается то, что даже уличные мальчишки теперь называют "патологией".

роман «Морская дама. Узор из лунного света»

Непростая вещь - мотивы, которыми руководствуются женщины…

роман «Морская дама. Узор из лунного света»

Несомненно одно: каждый автор, после того, как пищеварение его будет испорчено, должен сам подыскать себе наиболее подходящую диету, а именно такую, которая особенно неприемлема для его желудка. Если вы не добьетесь нужного эффекта с помощью обычной пищи, попробуйте химикалии. Кстати, среди новичков-литераторов огромный успех имело бы какое-нибудь «Писательское питание Джэббера», должным образом разрекламированное и снабженное портретами писателей в их салонах с подписью: «Питался исключительно продуктами Джэббера», — а также врачебными справками, подтверждающими вредность этих продуктов, и хвалебными (и препарированными разгромными) рецензиями на сочинения авторов, сидящих на пище Джэббера. К указанным продуктам неплохо было бы примешивать небольшую, но действенную дозу мышьяка.

сатирический рассказ «Что едят писатели», 1898