основополагающим настроением романтизма является, по его мнению, ощущение заброшенности, бездомности и бесприютности.

Степной волк (1927)

От всего, чего человек жаждет, он всегда отделен только временем (…)! Оно - одна из опор, один из мостов, которые надо прежде всего упразднить, если хочешь свободы.

Последнее лето Клингзора (1919-1920)

Отчаянно держаться за свое "Я", отчаянно цепляться за  жизнь - это значит идти вернейшим путем к вечной смерти, тогда как  умение умирать, сбрасывать оболочку, вечно поступаться своим "Я" ради перемен ведет к бессмертию.

Степной волк (1927)

Поэтому о музыке можно говорить только с человеком, постигшим смысл вселенной.

Игра в бисер (1943)

Прошлое прошло: было ли оно удачным или лучше бы его и вовсе не было, признаем ли мы за ним какой-то "смысл" или не признаем, - все это в равной мере лишено значения.

Игра в бисер (1943)

…прямые существуют лишь в геометрии, а не в природе и не в  жизни.

Игра в бисер (1943)

Разве все страданье - это не  время, разве все самоистязанье и  страх - это не время, разве все тяжкое, все враждебное в мире не исчезает побежденное, стоит лишь победить время, отрешиться в мыслях от времени?

Сиддхартха (1922)

Разве идеалы существуют для того чтобы их достигнули? Разве мы, люди, живем для того чтобы отменить смерть? Нет, мы живем чтобы бояться ее, а потом снова любить, и как раз благодаря ей  жизнь так чудесно пылает в иные часы.

Степной волк (1927)

Слова не идут во благо тайному смыслу; произнесенное вслух, все тотчас же неизменно становится чуточку иным, чуточку поддельным, чуточку глупым… то, что для одного человека есть богатство и  мудрость, для другого человека звучит нелепостью.

Сиддхартха (1922)

Сочинение плохих стихов делает человека намного счастливее, чем  чтение самых распрекрасных стихотворений.

эссе "О стихах"

Счастье не имеет ничего общего ни с разумом, ни с этикой, оно в самой сущности своей - нечто магическое, принадлежащее архаическим, юношеским ступеням человечества.

Игра в бисер (1943)

Творения же духа, культуры, искусства, являют собой полную противоположность, они всякий раз суть освобождение от рабства времени, прыжок человека из грязи своих инстинктов, из своей инертности в другую плоскость, во вневременное, разрешенное от времени, божественное, всецело внеисторическое и враждебное истории бытие.

Игра в бисер (1943)

Чем выше образованность человека, чем большими прерогативами он пользовался, тем больше должны быть приносимые им в случае нужды жертвы.

Чтобы были упадок и подъем, надо, чтобы были низ и верх. Но низа и верха нет, это живет лишь в мозгу человека, в отечестве иллюзий.

Последнее лето Клингзора (1919-1920)