Мой  долг передавать все, что рассказывают, но (…) верить всему я не обязан.

Мощь у царя превышает человеческую, и руки у него загребущие.

Недопустимо (…), спасаясь от высокомерия тирана, подпасть под  владычество необузданной черни. Ведь тиран по крайней мере знает, что творит, а  народ даже и не знает.

Не исправляй беду бедою.

Нет для них [персов] ничего более позорного, как  лгать, а затем делать долги. Последнее - по многим другим причинам, а особенно потому, что  должник, по их мнению, неизбежно должен лгать.

Нет столь неразумного человека, который предпочитает войну миру. В мирное время сыновья погребают отцов, а на войне отцы - сыновей.

Никто не может быть таким безумным, чтобы хотеть войны, вместо мира, ибо, когда мир, то  дети хоронят отцов, а когда война, то  отцы хоронят детей.

Обычно люди видят во сне то, о чем они думают днем.

Пока человек не умрет, воздержись называть его блаженным, но лучше удачливым. (Приписано Салону.)

По моему мнению, о богах все люди знают одинаково мало.

Предопределенного Роком не может избежать даже бог.

С ростом тела растут и духовные силы, а когда тело начинает стареть, то с ним вместе дряхлеет и дух и дух уже неспособен к великим свершениям.

Стрелок натягивает свой лук, только когда он нужен, и спускает тетиву, когда нет нужды. Ведь если бы лук был постоянно натянут, он бы лопнул. (?) Такова же и человеческая природа если бы человек вздумал всегда предаваться серьезным делам, не позволяя себе никаких развлечении и шуток, то либо неприметно впал бы в  безумие, либо сразу был бы разбит параличом.

Ушам люди доверяют меньше, чем глазам.

[У эллинов] посреди города есть определенное место, куда собирается народ, обманывая друг друга и давая ложные клятвы. ( Царь Кир о рынках.)

Человек - лишь игралище случая.

Я обязан передавать все, что рассказывают мне, но верить всему не обязан.