Даже тогда, когда я должен написать простое письмо, я напуган, как если бы перед надвигающейся морской болезнью.

Если погода хорошая, я иду в соседний лес, там я пишу небольшой буковый лес с несколькими смешанными хвойными деревьями. Это занимает до восьми часов.

Иногда я пропускаю утреннюю сессию живописи и взамен изучаю мои японские книги под открытым небом.

Истинного расслабления, которое сделало бы мне мир добра, не существует для меня.

Кто хочет узнать обо мне как о художнике, должен внимательно изучать мои картины и пытаться узнать из них, кто я такой и что я хотел.

Молодежь всегда желает вначале в своем первом порыве свергнуть уже существующее. Но я не собираюсь ворчать на них из-за этого.

Я никогда не писал автопортретов. Меня гораздо меньше интересую я сам в качестве предмета картины, чем другие люди, прежде всего женщины.