Наибольшая сумма счастья наибольшего числа людей – вот основа нравственности и законодательства.

«Книга общих мест» (1843)

Наилучшая конституция для народа есть та, к которой он привык.

Невозможно, и никогда не может быть возможно ни для одного живого существа, последовательно придерживаться принципа аскетизма. Пусть хоть одна десятая часть обитателей Земли последовательно его выполняет, и за день они превратят ее в ад.

Правоведы - единственная категория людей, которым незнание законов ничем не грозит.

Природа подчинила человечество двум верховным властителям - страданию и удовольствию. Только они указывают, что мы должны делать, и определяют, что мы будем делать. Критерий справедливого и несправедливого, с одной стороны, цепь причин и следствий - с другой, прикреплены к их престолу. Они управляют нами во всем, что мы делаем, что мы говорим и что мы думаем: всякое усилие, которое мы можем сделать с тем, чтобы отвергнуть это подчинение, послужит лишь тому, чтобы доказать и подтвердить его. На словах человек может отрицать их  могущество, но на деле он всегда останется подчинен им.

Сознание долга, привязывающее человека к его обязательствам, есть не что иное, как сознание высшего интереса, который одерживает в нем верх над интересами низшего порядка.

То, что хорошо в политике, не может быть дурно в морали.

Человек увеличивает свое счастье в той мере, в какой он доставляет его другим.