Будущее вкус не портит мне,
мне дрожать за будущее лень;
думать каждый день о черном дне -
значит делать черным каждый день.

Бывает — проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.

Бывают лампы в сотни ватт,
но свет их резок и увечен,
а кто слегка мудаковат,
порой на редкость человечен.

Быть может, потому душевно чист
и линию судьбы своей нашел,
что я высокой пробы эгоист -
мне плохо, где вокруг нехорошо.

Везде одинаков Господен посев,
И врут нам о разнице наций.
Все люди - евреи, и просто не все
Нашли пока смелость признаться.

В зоопарке под вопли детей
укрепилось мое убеждение,
что мартышки глядят на людей,
обсуждая свое вырождение.

Вовлекаясь во множество дел,
не мечись, как по джунглям ботаник,
не горюй, что не всюду успел, -
может, ты опоздал на «Титаник».

Во мне то булькает кипение,
то прямо в порох брызжет искра;
пошли мне, Господи, терпение,
но только очень, очень быстро.

В  прошлом были те же соль и мыло,
хлеб, вино и запах тополей;
в прошлом только будущее было
радужней, надежней и светлей.

В раю намного мягче климат,
но лучше общество в аду.

Все мои затеи наповал
рубятся фортуной бессердечно;
если б я гробами торговал -
жили бы на свете люди вечно.

Гляжу, не жалуясь, как осенью
повеял век на пряди белые,
и вижу с прежним удовольствием
фортуны ягодицы спелые.

Душа порой бывает так задета,
что можно только выть или орать;
я плюнул бы в ранимого эстета,
но  зеркало придется вытирать.

Есть в каждой нравственной системе
идея, общая для всех:
нельзя и с теми быть, и с теми,
не предавая тех и тех.

Живи, покуда жив. Среди потопа,
которому вот-вот наступит срок,
поверь - наверняка всплывет и жопа,
которую напрасно ты берег.

Жить, покоем дорожа -
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

Зачем вам,  мадам, так сурово
страдать на диете ученой?
Не будет худая корова
смотреться газелью точеной.