Где нет комплекса, там нечему становиться ритуалом! А где нет ритуала — там нет культуры… там нет искусства… там нет  Бога.

Где печали уж нет и дождя, и могилы нет?

Да уж… чтобы знать вкус вина в бочке, не обязательно выпивать всю бочку. Гурману достаточно глотка.

Дети — это еще не бабочки, а гусеницы…

Душу народа познают не в городе, так как новые кварталы разных городов мало чем отличаются. Асфальт — он и в Египте асфальт. «Хочешь познать поэта — побывай на его родине» (Гете). Хочешь познать страну — побывай на сельской свадьбе, потому что лишь там  природа сливается с самобытностью человеческого духа, а душа народа кодируется в песне.

Если б я был президентом, то первое, что бы сделал, это узаконил дуэли! Ведь рыцарские турниры, дуэли были во всех аристократических обществах, как мы знаем, и они способствовали духовной консолидации, выработке кодексов чести и достоинства в социуме, который от этого становился гораздо сильнее, экспансивнее.

И слова, словно гены, сквозь меня к  Богу кричат.

И спрятаться негде от  Бога, единого Бога…
Зачем же, зачем же?
Люблю ведь его — не боюсь…

История падения и история вознесения одинаково интересны.

Как первая любовь, нас ожидает еще  смерть синеглазая…

Колония нуждается в Империале. Провинция нуждается в Столице. Провинциальная колония — в Мессии.

Кто любит путь — тот должен любить смерть — ведь тоже путь…

Лирическая грусть очищает душу, то есть то, что люди называют душой, то, что, надеемся, вечное, языческое и модерное одновременно.

Лишь тем не грустно, у кого уж нет
Отчизны и неправды за собой.

Лучше свободное падение, чем принудительный полет.

Любовь — как ночь.
Любовь хитра, как бесы…
И от нее не спрячешься в траву.

Любовь настоящая -
Как волчий вой
Между старых икон.

Любовь — пойти и больше не вернуться…
Все другое — сцена.
Другое все — на бис.