Я думаю, что унаследовал эти черты от отца. Так же, как способность к изображению и передразниванию окружающих людей. Отца, который обожал такие фокусы и, как выражалась мать, «валял дурака», особенно в пьяном виде, считали чокнутым. Не избежал и я в дальнейшем такого же прозвища.

Я жил в постоянном страхе, что в любую минуту меня могут посадить за то, что был в немецком плену и решил затеряться где-нибудь подальше. Почему-то выбрал Норильск — столицу ГУЛАГа. Наверное, потому, что дальше сослать было бы все равно некуда.