Бог защити Германию. Бог будь милостив к моей душе. Мое последнее желание чтобы Германия вновь обрела свое единство чтобы взаимопонимание между Востоком и Западом вело к миру на Земле.

Последние слова на эшафоте.

В Москве я чувствовал себя, как среди старых партийных товарищей.

Согласно дневнику Альфреда Розенберга от 5 окт. 1939 г., Риббентроп, вернувшись из своей второй поездки в Москву (сент. 1939), рассказывал, что «русские были очень любезны, он чувствовал себя среди них, как среди старых партийных товарищей!!» («wie unter alten PG»). Rosenberg A. Das politische Tagebuch 1934/1935 und 1939/1940. – M(nchen, 1964, s. 100. Версия самого Риббентропа в его воспоминаниях: «Данцигский гауляйтер, сопровождавший меня в этой поездке, во время обратного полета даже сказал: порой он чувствовал себя просто «среди своих старых партайгеноссен»«. Риббентроп И. Между Лондоном и Москвой. Воспоминания... – М., 1996, с. 161.

Гитлер часто принимал спонтанные решения на основе неверной информации СД даже не ставя меня в известность.

Если ты станешь придерживаться мнения что исходя из предоставленных тебе в рейхе функций располагаешь особыми полномочиями и в своих действиях за рубежом могу заявить что таких полномочий в области внешней политики рейха я признавать не собираюсь.

Из письма Гиммлеру.

С момента моего назначения на пост министра иностранных дел ко мне не поступил ни один видный эсэсовский руководитель в качестве сотрудника… Учитывая тесное взаимодействие моего ведомства с СС и наши личные взаимоотношения считаю это досадным упущением.

Из письма Гиммлеру.

Ты знаешь как я отношусь к твоей организации и как восхищаюсь структурой СС являющейся творением твоих рук… Я всегда буду рассматривать как особую честь свою принадлежность к числу представителей ее гордого руководящего корпуса который будет играть решающую роль в будущем нашей великой империи.

Из письма Гиммлеру.