Большинство людей - животные, они принесли с собой только способность человечности, и ее только нужно воспитывать, воспитывать с усердием и трудами. А как мало людей, в ком подобным образом воспитана человечность! И у самых лучших - как нежен, как хрупок этот взращенный в них божественный цветок!

В одиночестве человек - слабое существо, в единении с другими - сильное. Глубокий, проникающий в  сердце взгляд друга, слово его совета, его утешения раздвигают и поднимают низко насевшие над ним тучи.

В ошибке любой женщины есть вина мужчины.

Все влечения живого существа можно свести к двум основным: к сохранению жизни и к участию в жизни других, к общению с другими.

В чем может состоять человеческое образование? На чем должно оно основываться? На мере. На ней покоятся все  законы природы, точно так же, как все наши ясные и правильные понятия, наши ощущения прекрасного и благородного, применение наших сил на пользу добра, наше счастье, наше наслаждение: только мера питает и воспитывает нас, мера образует и сохраняет творения.

Два величайших тирана на земле: случай и  время.

Если человек замкнул цепь земных созданий, будучи ее высшим и последним звеном, то именно потому он дает начало цепи высшего рода существ, будучи самым низким звеном в этой цепи; поэтому человек, по всей вероятности, звено, соединяющее две сцепленные системы творения.

Если язык человека вял, тяжел, сбивчив, бессилен, неопределен, необразован, то таков, наверное, и ум этого человека, ибо мыслит он только при посредстве языка.

Знакомство с мыслями светлых умов составляет превосходное умственное упражнение: оно оплодотворяет ум и изощряет мысль.

Из истории мы черпаем опыт, на основе опыта образуется самая живая часть нашего практического ума.

Истинное величие зиждется на осознании своей силы, ложное же - на знании слабости других.

Каждый народ имеет в себе масштаб своего совершенства, несравнимый с другими народами.

Красивое не нуждается в дополнительных украшениях - больше всего его красит отсутствие украшений.

Кто видит лишь недостатки, не видя их причин, тот видит лишь наполовину; если же он видит их причины, то  гнев его может порой обратиться в самое нежное сострадание.

Лишь немногие шли впереди толпы, они, словно врачеватели, принуждали толпу пользоваться целебными средствами, которые сама толпа еще не могла выбрать для себя; но вот эти немногие были цветом рода человеческого, были бессмертными вольными сынами богов на земле. И имя каждого из них - имя миллионов.

Люди или возвышали человека, превращая его в  бога, или низводили отца миров с небес, воплощая его в человеческий облик.

Мы приходим и уходим, и каждый миг приносит на Землю тысячи и уносит тысячи; Земля - пристанище для странников, блуждающая звезда, на которой останавливаются и с которой улетают караваны птиц.

Никакое чтение не требует столь строгой нормы, как чтение отрывочных, разбросанных мыслей.