Куда легче умереть, чем стойко сносить мученическую жизнь.

Лирика должна быть в частностях немного простовата.

Математики как французы: все, что вы им говорите, они переводят на свой язык, и это тотчас же становится чем-то совершенно иным.

Мы, в сущности, учимся у тех  книг, о которых не в состоянии судить. Автору книги, о которой мы можем судить, следовало бы учиться у нас.

Надежда живет даже у самых могил.

Надо постареть, чтобы стать добрее; мне не встречаются ошибки, которых я уже не совершал.

Нас манит высота, но не ступени к ней; обратя взор на вершину, мы предпочитаем идти равниной.

Наши противники опровергают нас по-своему: повторяют свое мнение и не обращают внимания на наше.

Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком.

Некоторые книги, по-видимому, написаны не для того, чтобы из них чем-нибудь научались, а чтобы пустить по свету молву, что и  автор кое-чему научился.

Некоторые поэты похожи на медведей, которые всегда сосут собственную лапу.

Некоторые поэты похожи на медведей, которые постоянно сосут собственную лапу.

Немало можно добиться строгостью, многого - любовью, но больше всего - знанием дела и справедливостью, невзирая на лица.

Не может быть ни патриотического искусства, ни патриотической науки.

Ненависть - активное чувство недовольства; зависть - пассивное. Нечего удивляться тому, что зависть быстро переходит в ненависть.

Ненависть - активное чувство недовольства; зависть - пассивное. Не надо поэтому удивляться, если зависть быстро переходит в ненависть.