Все истории с самых ранних времен — это, по сути, одна история о смысле человеческой жизни.

Едва родившись, человек оказывается брошенным в океан бытия. Надо плыть. Существовать. Быть верным себе. Выдержать атмосферное давление окружающего, все столкновения, свои и чужие непредвиденные поступки, часто превышающие меру наших сил. А сверх того — выдержать и свои мысли обо всем этом. Короче — быть человеком!.

Мы думаем одно, а все вокруг — воздух, вода, облака, лес, скалы — говорят нам об ином. Мы называем явления и окружающие предметы именами из нашего словарного фонда и круга понятий, а они не откликаются, и мы стоим пред ними смущенные, подобно человеку, стоящему перед дверьми, к которым у него неверный ключ.

На звездное небо и человеческое лицо нельзя наглядеться. Смотришь — все уже видано-перевидано, а незнакомо, известно, а ново. Лицо — это цветок на стебле, который зовется человеком. Цветок этот всегда в движении, выражение его постоянно меняется.

Нет иной истины, чем горе, иной реальности, кроме страдания.

Огромен диапазон страдания между неутомимым стремлением человека к чему-то, что похоже на чудо, и отчетливым пониманием, что чудес нет и быть не может.

Перед чем останавливаешься и замираешь в священном трепете и безмолвном уважении — это перед миром мысли. Ибо мир мысли — единственная реальность в том водовороте привидений и призраков, который зовется реальным миром.

Правду можно выразить многими способами, но правда — одна и извечна.

Три вещи в мире невозможно скрыть, — любовь, кашель и бедность.

Что не болит — то не жизнь, что не проходит — то не счастье.