А потом просто дело дошло до того, что они мне дают бумагу, где буквально написано: я обязуюсь никогда не петь своих песен. Второй пункт: я обязуюсь всячески препятствовать их распространению. Третье: я обязуюсь впредь никогда их не сочинять…

фильм «Рок»

В нынешней системе координат легче существовать как раз непорядочным людям, жаждущим наживы за счет ближнего своего.

Все дело за вами: какие песни вы будете петь, такой и будет наша страна… Рок — это не тогда, когда все хорошо, а тогда, когда что-то плохо! Об этом надо петь и говорить!

Единственный выход - чтобы все были равны перед законом: и бояре, и тягловый народ. Чтобы шахтеры не шли в забой, как штрафные батальоны. Чтобы это было все по-человечески, чтобы личность в стране была свободная, уважающая себя.

Жить надо каждый день полной грудью. Потому что есть еще любовь, есть звезды в небе, на которые надо чаще смотреть, несмотря ни на что. И бриться перед атакой, как настоящие офицеры. В окопе, в грязи, но бриться. Выглядеть прилично — всем сердцем…

Каждый концерт должен быть как последний, иначе это ложь.

Любая награда – диалог. Принимая ее, ты соглашаешься с порядочностью, честностью и не меркантильностью дающих.

Новая жизнь никогда не дается даром.

Cохраняющиеся в российском обществе сословность, барство властей и крепостничество творческих людей необходимо изживать именно с помощью экономических реформ.

Российский рок переживает не лучшие времена. Если его раньше цензурировала политика, то теперь вместе с ней и шоу-бизнес, деньги.

Свобода – страшная вещь. Многие ошибочно ее понимают как волю.

Спорить бесполезно.
Дураки все знают, умные все понимают.
Нам кричат — определись, выбери сторону…
Определился, выбрал. Миру — Мир.
Нам говорят — война спасет Россию.
Добры молодцы, накопившие за последние годы свою национал-социальную похоть, пишут об этом в блогах, выступают по радио и ТВ.
Ищут привычных врагов для своей извращенной эротики. Но это не любовь.
А я выбрал.
Миру — Мир.

Из блога: «Блаженны миротворцы...» (19 сентября 2014)

…то, что сейчас творится в стране, — это сословная страна, тысячелетняя. Есть князья и бояре с мигалками, есть тягловый народ. Пропасть огромная. Вы все это знаете. С другой стороны, единственный выход — чтобы все были равны перед законом: и бояре, и тягловый народ. Чтобы шахтеры не шли в забой, как штрафные батальоны. Чтобы это было все по-человечески, чтобы личность в стране была свободная, уважающая себя. И тогда поднимем патриотизм. Потому что патриотизм плакатом не создашь, а у нас очень много я вижу, и я не один — интеллигенция, очкарики, скажем так, — мы видим очень многое. Мы видим этот плакат, внешние проявления. Попытка проявления патриотизма, какой-то совести в стране путем гимнов и маршей и так далее. Все это мы проходили. Только гражданское общество и равенство всех перед законом — всех абсолютно: и Вас, и меня — тогда что-то начнется. Мы будем строить и больницы, и детям помогать… детям, калекам, старикам. Все это будет от души идти, искренне и честно.

На встрече В. В. Путина с организаторами и участниками благотворительного литературно-музыкального вечера «Маленький принц» 29 мая 2010 г. в Петербурге[1]

Я люблю людей. Но олигархов, наверное, нет.

Я уехал из Уфы в Ленинград. И потом, много позже, ко мне на концерт приехал отец, а он у меня фронтовик, и он, наверное, спрашивал там, в зале: ну, как вам, ребята, «ДДТ», Шевчук?.. И потом он приходит ко мне за кулисы такой сияющий, я ему: «Понравилось, бать?» А он: «Как на танке до Берлина!»…

фильм «Рок»