Большинство современных фильмов построено на одной идее: вначале нужно изобразить зло, а потом — его уничтожить. Так делают все, но, на мой  взгляд, от этой идеи пахнет мертвечиной. Как и от другой популярной идеи — о том, что у истока любого злодейства — в  жизни, в политике, где угодно — стоит конкретный человек, которого всегда можно обвинить и которого всегда можно наказать. Это самая безнадежная мысль, которую я когда-либо слышал.

Бытует дешевое представление о нигилизме как о простом перечеркивании правил, но мой  отец думал по-другому. Он думал, что  семья – это самое важное. Испытав на себе то, как мир рушится вокруг, он оставил такие основные идеи, как главные ценности или  уверенность в том, что « человек должен быть особенным». Семья и  друзья – вот какие ценности он пытался защищать по мере своих сил. Он думал, что он не обязан нести ответственность перед государством и всем обществом. Его любимой фразой было: «Не делай себе во вред».

Вдохновение можно найти даже в прогнозе погоды.

Вся  красота мира легко может поместиться в голове одного человека.

Жизнь — это просто мерцающий в темноте свет.

Люди, которые спрашивают вас, не нужен ли вам еще один год для окончания работы над фильмом, — самые большие лжецы на свете. Потому что этот год они не дадут вам никогда. Все, что они хотят — это запугать вас.

Мне кажется, что  дети интуитивно понимают это лучше, чем взрослые: мир, в котором они родились, безжалостен, безнадежен и сыр.

Мне не нравится, что многие люди считают, что  ностальгия — это  привилегия взрослого человека. Дети чувствуют ностальгию точно так же, если не более остро. На мой  взгляд, ностальгия — это самая распространенная человеческая эмоция. Ведь жизнь — это непрерывная череда потерь. И дети чувствуют эти потери так же, как и все остальные.

Мы живем в эпоху, когда дешевле и выгоднее купить права на  фильм, чем снять его.

Несмотря на  пессимизм, я не собираюсь делать фильмы, которые говорят: отчаивайся, беги и прячься. Все, что я хочу сказать — это: не бойся, когда-нибудь все встанет на свои места, и где-то тебя точно поджидает что-то хорошее.

Никогда не позволяйте работе делать вас своим рабом.

Никогда не упускайте шанса сразиться с продюсерами.

Обретение свободы — самая большая радость, доступная человеку.

Самая страшная ловушка, в которую может угодить режиссер, — это  страх того, что на его фильме зрителю будет скучно.

Современный мир бесплоден, пуст и  лжив. Надеюсь, я смогу дожить до того дня, когда все застройщики обанкротятся, Япония обеднеет, и все вокруг покроет высокая дикая трава.

Тот, у кого недостаточно опыта и наблюдений, вряд ли может называть себя аниматором. Однажды, когда мы разрабатывали сцену с горящим огнем, часть моих сотрудников призналась мне, что они никогда не видели горящих дров. И я сказал им: «Останавливаем работу. Поезжайте и посмотрите». В тот момент я подумал, что, наверное, я очень старый. Потому что я помню то  время, когда все японские бани топились при помощи дров. А сегодня ты просто нажимаешь кнопку.

Хороший детский фильм нужно снимать с расчетом на взрослых.

Я не люблю читать рецензии. Я люблю смотреть на зрителей.