В душе все мы завидуем Достоевскому, Марку Твену и Шекспиру. Не только потому, что они первыми застолбили так много всего, что мы вынуждены у них  красть, иначе все наши произведения развалятся, но потому, что они делали это настолько хорошо, что купили себе билет в  будущее.

предисловие к повести «Парень и его пес», 1997

Его Превосходительство Сэр Пуш, Архиепископ Акционерной Компании Единственной Истинной Святыни Бога

«Планеты под расправу», 1968

Любовь — ни что иное, как «секс» с орфографической ошибкой. — менее точный вариант: Любовь — это  ошибка в слове «секс».

заглавие авторского сборника рассказов 1968 года

Многогранность, неистощимость на выдумку, логичность и склонность к юмору, а также истинное мифотворчество превратили Роджера Желязны не просто в писателя-фантаста, а в Писателя с большой буквы.

Новая волна — такой же миф, как и Старая волна, если только мы не примем постулат, что Старая волна сформировалась во времена Аристофана и ее вершиной является, скажем, Рэндалл Гаррет.

предисловие к антологии Again, Dangerous Visions (1972)

… Урсула Ле Гуин <…> остроумна, сильна, решительна и чутка, мудра, знающа, спокойна и наэлектризованна, она как серафим, милостива, сангвинична и здравомысляща. Без ущерба для лучших проявлений женственности, которая доминирует в группе не таких уж незначительных сильных сторон ее личности; это Урсула Ле Гуин, и в качестве модели она, я уверен, является образцом для подражания либератионисток. Короче говоря, она как динамит.

предисловие к 1-му изданию романа «Слово для «леса» и «мира» одно», 1972

Я всегда считал шпионаж обоюдоострым оружием. Обычно он бьет одновременно по обеим заинтересованным сторонам.

«Планеты под расправу»