Аристократия выводит свои привилегии от первого в роду, то есть от единственного представителя рода, которой не был аристократом.

В истории остаются фразы максимум из семи слов.

Всякий раз, когда я встречал его, он молчал; он молчал о Ванде.

Вычеркнуть из чужого произведения неприличное слово такая же наглость, как вписать неприличное слово.

Если Бог есть, то почему его нет?

Есть люди, обладающие идеальной дикцией; почему же им так мало есть что сказать?

Женская любовь превосходит мужскую. Разница, которая достается детям, громадна.

Женщины глубоко безразличны к собиранию марок, чтению газет, разговорам о фотоаппаратах и состоянии экономики. Это, по-видимому, говорит об их безусловном превосходстве над нами. К счастью, они глубоко безразличны и к прочим нашим занятиям.

Женщины не любят смешливых мужчин, а  мужчины - остроумных женщин.

Журналисты вовсе не интересуются известиями, которые сообщают, как официанты не имеют аппетита к блюдам, которые приносят.

Идиоты и гении не обязаны понимать анекдоты.

Из дома реальности легко забрести в лес математики, но лишь немногие способны вернуться обратно.

Ирония - оружие слабых. Сильные мира сего не имеют прав на нее.

…И только неграмотные могли читать ее  мысли.

Каждый человек ведет себя искусственно - это же совершенно естественно!

Как трогательно, что простые люди просят совета у ученых людей! И как разумно, что они этим советам не следуют!

Когда мужчины наконец убедили женщин, что  любовь - это  грех, одни женщины пошли в монастырь, другие вышли на панель.

Когда писатели заметили, что  жизнь подражает плохим романам, они ударились в чистый вымысел.