Добросердечные люди могут, конечно, полагать, что существует некий оригинальный способ обезоруживать и побеждать противника без пролития большого количества крови, они вольны также думать, что именно в этом и заключаются подлинные достижения искусства воевать. Звучит это  привлекательно, но на деле является обманом, который необходимо открыть. Война есть крайне опасное дело, в котором наихудшие ошибки происходят от доброты.

Если бы от каждого из бойцов мы потребовали, чтобы он в большей или меньшей степени был военным гением, то наши армии были бы очень малочисленны.

Если хотите одержать победу, бейте в самое сердце противника.

Испокон века лишь великие победы вели к великим результатам.

Исход сражения в целом состоит из суммы результатов всех частных боев.

Капитуляция - не  позор. Хороший генерал не будет завлекать последнего оставшегося в живых солдата идеей борьбы, точно так же как хороший шахматист не станет продолжать заведомо проигранную партию.

Крупные успехи ставят в свою зависимость более мелкие, и поэтому стратегические воздействия можно свести к определенным главным ударам.

Лучшая стратегия состоит в том, чтобы всегда быть возможно более сильным; это значит прежде всего - быть вообще сильным, а затем - и на решающем пункте.

Люди, действовавшие в данном случае, даже если они принадлежали к числу самых плохих полководцев, все же никогда не бывали лишены простого здравого смысла и никогда бы не допустили тех нелепых поступков, какие им приписывает огулом и без разбора широкая публика и историческая критика. Большинство представителей последней были бы изумлены, если бы могли ознакомиться с ближайшими мотивами действий и, по всей вероятности, сами подчинились бы им, как и тот полководец, который теперь представляется им и изображается ими чуть ли не полуидиотом.

Многие считают, что половинчатые усилия могут принести успех. Короткий прыжок сделать проще, чем длинный, но никто не станет форсировать широкий поток в два этапа.

На войне все очень просто. Но самое простое оказывается наиболее сложным.

Нет более подходящего природного свойства для того, чтобы руководить и придавать жизнь стратегической деятельности, как именно хитрость. Хитрость предполагает какое-нибудь скрытое намерение и, следовательно, противопоставляется прямому, простому, то есть непосредственному, образу действий, подобно тому как  остроумие противопоставляется непосредственному доказательству.

Не то, что мы думаем, а скорее то, как мы думаем, рассматриваем мы как свой вклад в историю.

Никогда не воюйте с одним противником слишком долго - он приноровится к вашей тактике.

Оборонительная форма войны сама по себе сильнее, чем наступательная. Но оборона - это негативное занятие, поскольку она заставляет сопротивляться намерениям врага вместо того, чтобы развивать свои собственные.

Основная тенденция полководца должна сводиться к тому, чтобы добиваться намеченного генерального сражения и дать его при такой обстановке и при таком соотношении сил, которые обещали бы решительную победу.

Победа заключается не просто в захвате поля сражения, а в физическом и моральном сокрушении вооруженных сил противника.