Афинская школа заключает в себе почти все, что входит в состав художества: композицию, связь, разговор, действие, выражение, противоположность характеров, благородство Аристотеля, простота Сократа, цинизм Диогена; простота, соединенная с величественным стилем, натуральность освещения, жизнь всей картины, – все сие кажется достигшим совершенства.

В картине посредством красок, освещения и перспективы художник приближается более к натуре и имеет некоторое право иногда отступать от условной красоты форм.

Искусство начинается там, где начинается чуть-чуть.

Первое, что я приобрел в вояже, есть то, что я уверился в ненужности манера. Манер есть кокетка или почти то же; делая соображения из всего виденного во всех галереях, на дороге встречавшихся, вижу, что метода, употребляемая древними мастерами, не без причин.

Правильные формы всех между собой сходствуют.