Я привык смотреть не на слушателя, а на судью; я привык отвечать не себе самому, а противнику.