Вопрос: Каким образом ваши религиозные убеждения влияют на ваши работы? Таким, что вы будете формировать свою книгу, хотите ли вы этого или нет. Я христианка, так что  убеждение будут проникать в книгу, даже когда я не прикладываю сознательного усилия, чтобы учить или проповедовать. Благодать и надежды будут овевать все, что я пишу.

Если <в книге> вы начинаете рассказывать людям, что они должны чувствовать и что они должны испытать, это просто не работает. Потому что это в действительности должно исходить от читателя, от него или ее самого/-ой.

Задача для тех из нас [писателей], кто заботится о нашей вере и о боли мира, — рассказывать истории, которые будут нести слова благодати и надежды на своих костях и сухожилиях, а не носить их, как маскарадный костюм.

<Книга> — не  история о  любви, это  дружба, она другая. И она еще сложнее, по-моему.

О повести «Мост в Терабитию»

Мой  опыт работы ( правда ограниченный) с Интернетом и с компьютерной "информацией", показал, что это довольно неглубокий вид  знания и обезличенный вид человеческого общения. Я думаю, что великие книги и живые человеческие существа делают это лучше, делая нас мудрыми и сострадательными людьми.

Ничего не значит больше для писателя, чем получить письмо от читателя, который глубоко прочувствовал одну из его  книг.

Требуется смелость, чтобы открыть ваш внутренний мир людям, которые будут его изучить и насмехаться над ним. Но это единственный способ преподнести то, что составляет ваш уникальный дар миру. Я часто отмечала, что нужно иметь самую тонкую кожу в мире, чтобы быть писателем, но нужно иметь и толстокожесть, чтобы публиковаться. И оба качества необходимы, крайняя чувствительность и  невозмутимость бегемота перед критикой. Пошлите своего внутреннего критика в  отпуск и просто пишите так, как играют маленькие дети. Вы не можете быть судьей и создателем одновременно.

Фильм, я думаю, очень хорошо показывает глубину дружбы и  силу воображения. Показаны именно так, как я и надеялась.

О фильме «Мост в Терабитию»

Я думаю, что [твоя] книга показывает, кто ты есть. Если ты верующий человек, это всплывет в книге. Это не описание того, чего ты придерживаешься или о чем беспокоишься, если знаешь об этом достаточно ясно. Потому что как только ты начинаешь это делать, то ты перестал рассказывать историю и начал писать пропаганду. Я думаю, что  пропаганда получила дурную славу, хотя она просто означает, что есть что-то, во что вы верите и хотите этим поделиться. Это тоже имеет место, и я писала так! Но это отличается от истории, которую вы не начинаете с ответа, которым хотите поделиться, а начинаете с вопроса, который вам необходимо изучить. И делаете это в виде произведения.

Я написала эту книгу, чтобы попытаться осмыслить трагедию, которая казалась бессмысленной.<…> и, хотя я не вполне осознала ее, это поможет мне встретить свою собственную смерть.

О повести «Мост в Терабитию»