Мне дороги мои воспоминания. Это все, что у меня есть. Это единственная истинная ценность…

«Все ловушки Земли», 1960

Наверное, бывают вопросы, ответа на которые и знать не хочется.

«Кто там, в толще скал?», 1970

Наши мозги, кажется, отстали от  жизни. Мы выпустили на волю экономических и политических монстров, с которыми не ведаем, как справиться, а значит, не можем подчинить их себе.

«Земля осенняя»

— Невозможно, — согласился Добби. — Конечно, по всем земным стандартам. Это противоречит всему тому, что мы знаем. Но возникает вопрос: могут ли наши земные стандарты хотя бы в некоторой степени быть универсальными? — перевод: А. В. Новиков, 1993

«Золотые жуки», 1960

Нельзя отказаться от решения проблемы только из-за того, что ты страшишься ответа.

«Новый вид связи»

О, если тебе хочется обменять плохой складной нож, ты его сбываешь тому, кто не знает, как выглядит хороший. В этом весь фокус коммерции!

«Пыльная Зебра», 1954

Ощущение собственной мощи обладает даром чуть ли не понуждать человека ее применить.

«Крохоборы»

Полковник как раз переговаривался с каким-то старым, седым, свирепым старикашкой, у него был нос крючком, зубастая пасть и звезды на погонах.

«Операция „Вонючка“»

По правде говоря, на этой планете вообще почти ничего не было. Она казалась заурядной в буквальном смысле слова и не смогла бы набраться незаурядности даже за миллиард лет. А разведка, само собой, не проявляла особого интереса к планетам, у которых нет шансов набраться незаурядности даже за миллиард лет.

«Свалка», 1953

Правильно мы поступили или нет, но дело сделано. Первые существа явились к нам из космоса, и мы стерли их в порошок. А не случится ли и с нами, когда мы отправимся к звездам, чего-либо подобного? Найдем ли мы там хоть немного терпения и понимания? И станем ли мы действовать столь же самоуверенно, как эти золотые жуки? <…> И будут ли чувство страха и нежелание понять всегда стоять на пути пришедших со звезд?

«Золотые жуки»

Ребенок, родившийся рабом, не так страдает, как взрослый человек, некогда бывший свободным.

«Кимон», 1954

Смерть, тишина и  покой троицей неразлучной ходят, не разнимая рук.

«Бесконечные миры», 1956

Столько их теперь развелось! Не то что в старые добрые времена, когда люди еще не баловались со всякими чудотворными снадобьями и вирусы не наловчились поминутно перерождаться. Раньше врачи по крайней мере знали, от чего они лечат, а теперь сплошь и рядом — черта с два…

«Сосед»

Сутулясь в кресле, неотрывно глядя в стену, он описывал в красках кровавые издевательства, которые оставили страшный след в веках и роднили древнеегипетского правителя, чей  гордый титул звучал как Раскалыватель Лбов, и чекиста, чей дымящийся револьвер прикончил так много людей, что расстрельные подвалы были завалены трупами по колено.

«Испытание Фостера Адамса»

убийство так же неотделимо от политики, как  дипломатия или  война. В конце концов, политика — это балансирование на острие насилия.

«Игра в цивилизацию», 1958

Уж такова суть религии, что  человек просто вынужден занять по отношению к ней определенную позицию.

«Крохоборы»

Человек сам,  силой массового внушения, влияет на физическую судьбу Земли. И даже, пожалуй, всей Вселенной. Миллионы разумов видят деревья деревьями, дома — домами, улицы — улицами, а не чем-нибудь другим. Эти разумы видят вещи такими, какие они есть, и помнят их такими, какими они были… Разрушь эти разумы — и все основание материи, лишенное регенеративной силы, рухнет и рассыплется, как колонна из песка…

Клиффорд Саймак и Карл Якоби, «Улица, которой не было», 1941

Человеческое воображение способно творить чудеса, воспроизводить то, чего на деле вовсе не происходило, поэтому безоговорочно доверять ему не следует ни в коем случае. — перевод: К. М. Королев, 1994

«Земля осенняя», 1971