Если бы Бог не любил мою музыку, я бы ее не писал…

Зачем зарабатывать одышку, строя симфонии? Давайте делать оперетты!

Как Рихарда — я люблю Вагнера, а как Штрауса — я люблю Иоганна. — На вопрос «каково мнение о Рихарде Штраусе?»

Как-то раз Клод Дебюсси отправился вместе с  друзьями молодости в Парижскую Гранд-опера на представление вагнеровской оперы «Тристан и Изольда». Надо сказать, что в юношеские годы Дебюсси обожал Вагнера до самозабвения. Друзья весело вспоминали сумасбродства той поры, в том числе моду на  поклонение Вагнеру. Один из школьных товарищей поддел Клода:
— Удивительно, что при всей твоей преданнейшей любви к Вагнеру ты не стал его подражателем…
— Ах, оставь, — усмехнулся Дебюсси. — Сколько раз тебе приходилось с удовольствием лакомиться курицей, однако я не слышал, чтобы ты начал кудахтать…

Не нужно слушать чьего-либо совета, только совет ветра, который напевает историю мира.

Сегодня утром, когда я ехал из Вены в Будапешт, то на станции Эйзелгогвар – выговорить это можно только при условии, что ваше горло сфабриковано для произнесения подобных слов, этого можно приблизительно добиться, если очень быстро сказать: «я люблю кавьяр», – оказалась группа цыган, одетых с варварской элегантностью и в шляпах, годных для походов за грибами; пока поезд стоял, они сыграли Марш Ратковского, как сущие демоны.[комм. 1] Я вскрикивал, восхищался, а дело было попросту в том, что один богатый венгерец завещал 600 крон (в год) на то, чтобы перед каждым поездом упомянутый марш играли бы для поддержания любви к Родине в сердцах его сограждан.

Из писем. Будапешт, 3 декабря 1910 г.

Я пытаюсь найти новые реальности… дураки называют это импрессионизмом.