Бренд «Ксения Собчак» — это такая гигантская махина с непробиваемой броней из пафоса и цинизма, внутри которой сидит маленькая девочка и нажимает на рычаги.

Говоря красивые слова о родине, патриотизме, мы почему-то забываем о человеке. Каждом отдельно, который нуждается в сострадании, помощи, жалости и снисхождении. Ведь каждый может оказаться в этой ситуации и услышать, теряя сознание, отголосок сотни «сдохнисука» своего собственного народа. Почему здесь так любят ненавидеть? Писать гадости тем, кого не любят? Не просто оскорблять, а с темной ненавистью говорить обо всем, что не близко?

И вдруг оказывается, что главный подвиг — это просто не врать себе, не предавать себя и сохранять способность мечтать и не предавать своей мечты.

И не смейте меня больше упрекать в Доме-2. Я попробовала! Вывод: либо сиди без работы, либо делай фигню и не высовывайся.

Коррупция — это прежде всего ложь.

Меня просто трясет. Такая доза массового вранья опасна для здоровья. Бедные, бедные люди. Зарекалась ведь не ходить на политические программы на федеральные каналы.

После эфира на телеканале НТВ.

Мне кажется, это проблема не моя, а тех людей, которые меня не любят. Знаете, Фрейд говорил, что человека нельзя обидеть, человек может только обидеться. Как только ты понимаешь, что к тебе это не имеет никакого отношения, а все те эмоции, которые испытывают люди, имеют отношение к ним самим, в этот момент тебе становится легко.

По поводу ненависти к себе

Мы все, к сожалению, всегда оказываемся не к месту, не ко времени, не ко «двору». И если мы будем этого бояться и позволять затыкать нам рот, то таких мест, где это будет уместно, никогда не появится.

Не важно, кто кем был. Важно, кто кем стал.

Недавно мы шли с мамой вместе, встречались, мы редко видимся, к сожалению, я очень быстро хожу, много занимаюсь спортом, и я так привыкла, я очень активный человек. Я ушла куда-то вперед, оглядываюсь, что-то продолжаю говорить, вижу — ее уже нет рядом. Она идет дальше: она не может так быстро идти. И вот это ощущение времени, возраста… Почему-то так прямо у меня сердце сжалось. И было очень грустно. Я чуть не заплакала.

Оказывается, счастье можно только выстрадать и благодарить всех тех, кто способствовал твоему несчастью.

Очень сложно жить и вести блог в твиттере в мире, где ценятся и воспринимаются только банальности и штампованные фразы. Черное и белое. Гитлер и Иисус. Сурковская пропаганда и госдеповские доллары. Я живу и всегда буду жить в мире оттенков, даже если буду жить в таком мире одна.

Пока ты говоришь не то, что думаешь, слушаешь не то, во что веришь, и делаешь не то, что хочешь, — все это время и живешь совсем не ты…

Ставить мне в вину то, что мои родители тем или иным образом себя вели, это по крайней мере безнравственно. Я за их поступки отвечать точно не могу. Даже Иосиф Виссарионович Сталин признавал, что сын за отца не в ответе.

Суть воды — течь. Огня — гореть. Журналиста — задавать неудобные вопросы.

Это был просто вопрос. Не призыв, не агитация. Просто вопрос. Но в нашей стране вопрос задать — это уже, видимо, преступление.

По поводу случившегося на фестивале национальной кинопремии «Ника»

Я в 17 лет ушла из дома, у меня был гражданский брак. Этого я не скрываю. У меня были какие-то мужчины, были романы. Когда мне было всего 17 лет, мой гражданский муж меня в том числе материально поддерживал, это все было в моей жизни, я не стесняюсь об этом говорить. Но это уже моя история. И к моим родителям — ни к моей маме, ни к моему горячо любимому папе — это отношения не имеет.

Я не говорящая голова, читающая по бумажке. Я прежде всего человек с гражданской позицией.