Большая часть людей любит работать, им нравится делать что-то полезное и чувствовать свою значимость. Но тем не менее, если спросить их о том, хотят ли они дополнительную неделю отпуска или четырехдневную рабочую неделю, большая часть будет за. Потому что им хочется проводить время с семьей или заниматься хобби. Чем меньше будет работать один конкретный человек, тем больше людей сможет работать в целом. Это позволит снизить безработицу в глобальном смысле.

Когда я говорил с президентом Южной Кореи, я предложил ей такую вещь: „Эй, почему бы просто не ограничить количество законов и правил определенным числом? И каждый раз, когда вы хотите принять какой-то новый закон, вам нужно отказаться от одного старого“. Ей понравилось, она даже записала эту идею.

Мы чувствуем, что компьютеры все еще недостаточно приспособлены для получения информации. Они заставляют вас постоянно с чем-то возиться. Вы прокручиваете страницы на телефоне с сенсорным дисплеем и пытаетесь найти информацию. Вы пытаетесь, но у вас не получается — это пока не работает. Я думаю, что количество получаемой информации все еще несоизмеримо со временем, затраченным на ее получение. Так что для нас важно продолжать работать в этом направлении.

Общаясь с руководителями крупных компаний, я часто обращаю внимание на то, что их мышление ограничено, сконцентрировано на ближайших перспективах. Почти все они мыслят кварталами или, максимум, несколькими годами. Казалось бы, если у тебя есть одна из самых мощных компаний в мире, можно сделать много полезного. Но для больших компаний долгосрочное планирование — скажем, на 20 лет вперед — это очень сложно. А ведь серьезные проблемы не решить за четыре года. Вот за 20 вполне реально. К сожалению, вся система построена так, что результат нужно получать максимально быстро. Перестроить систему будет трудно.

Представьте, если бы все данные, записанные в медицинских карточках жителей США, были бы доступными для поиска. Если бы такой поиск мог осуществить любой врач или исследователь. Возможно, с отредактированными именами или с уведомлениями о том, почему тот или иной человек искал вашу информацию или зачем. Но только одна такая база данных могла бы спасти 10 тысяч жизней в год. Но сегодня наше законодательство не позволяет этого делать. Меня волнует, что мы сами закрываемся от великих возможностей, которые может нам дать интеллектуальный анализ данных.