Вопрос: «О чем шумим?» потерял смысл. Надо спрашивать: «О чем помалкиваем?».

В отличие от политиков-мужчин, которые просто неприятны, политики-женщины отвратительны.

В очередной раз изумили мир — выборы прошли без мордобоя.

В первых рядах борцов с марксизмом-ленинизмом идут не те, кто срезался на диамате и истмате, а те, кто их преподавал.

Впереди, как всегда, творческая интеллигенция, что подтвердил пленум правления Союза писателей в ноябре 1990 г.

В политике не бывает полезных ископаемых — они все вредные.

В политике не действуют законы физики. Поток уносит золото и оставляет мусор.

В политике нет полезных ископаемых— все они вредные.

В политике прощается все, кроме слабости.

В противоборстве духа и брюха верх неизменно одерживает брюхо. У него более тяжелая весовая категория.

Врачи приходят и уходят, а болезни остаются.

Времена интересны, а жизнь скучна. Лучше бы наоборот.

Время — деньги. Время пребывания у власти.

Время есть, а жизни нет.

В республике скудны природные ресурсы, но неисчерпаемы запасы национальной гордости. Жители полагают, что у республики неплохой экспортный потенциал.

В России все вожди незаменимые. Но они умирают, а страна, как ни странно, живет.

В России всегда врали не меньше, чем сейчас, но раньше не было телевидения.

В России почти нет людей, в чем-то переубежденных в споре. Тем не менее, регулярно случаются массовые переходы в чужую веру.