Ограничивая в свое время гласность, власть боялась не столько правды, сколько глупости. Как оказалось, вполне справедливо.

Одаренному коню в зубы не смотрят.

Один пьет, другие подпевают.

Одна из бредущих держав мира.

Одни готовы лечь костьми за призраки прошлого, другие — за призраки будущего. Третьим наплевать на то и на другое. Они владеют настоящим.

Одни дети Августовской демократической революции исчезают, другие становятся все упитаннее. Не имеем ли мы дела с каннибализмом?

Одни живут, чтобы есть, другие — чтобы соблюдать диету.

«Одного на престол, другого — мордой об стол».

Одно из фундаментальных прав человека — плевать в колодец.

Однопартийность сменяется многопротивностью.

О достижениях советской власти напоминает лишь антисоветчина.

Окажи мне гуманитарную помощь. Замолчи!

Окончательная сумма прожитых дней неизменно равна нулю.

Окончательно примиряет человека с жизнью только смерть.

Октябрьская революция была бескровной, горбачевская — безмозглой.

5 октября 1993 года, 08.45. Ведущий радиопрограммы «Маяк» отвечает на вопрос, почему станция передает веселую музыку: «…на чистом трауре ехать невозможно. Это создает в обществе такую обстановку… ну, что ли, мрачную».

4 октября 1993 года. Если осень демократии пахнет «Черемухой», то это весна фашизма. (Впервые я понюхал слезоточивый газ в Карачи в 59-м, затем в 81-м — в Тегеране и теперь, в 93-м году, — в Москве.)

4 октября 1993 года русская армия одержала свою первую после 1945 года победу. К новым победам, господа! Русских слишком много.