По классической «концепции домино» каждая падающая фишка сваливает рядом стоящую. Российские политики концепцию революционизировали — для того чтобы все фишки упали разом, из-под них надо выдернуть стол.

Поклонная гора, монумент. Придет время, и мы отомстим — русский скульптор возведет монумент в Тбилиси.

Полжизни губил здоровье, другую половину жизни его берег. Мог бы всю жизнь посвятить чему-то одному.

«Политика — грязное дело», — с удовольствием твердят российские политики, как бы давая сами себе отпущение грехов.

Политики не могут признать, что они иногда хотя бы говорят неправду. Это было бы отступлением от принципа — врать всегда.

Политические акты новой власти отмечены алкогольным вдохновением.

Политические покойники бывают удивительно живучими.

Полным пренебрежением к воле народа большевики превратили отсталую Россию в мощный Советский Союз. Именно таким же образом новые правители превратили могучий Союз в отсталую Россию.

Получив по физиономии за нахальный взгляд на чужую жену, не говори, что пострадал за взгляды.

По мере обострения ситуации фразы становятся все округлее, жесты размашистее, глаза жуликоватее.

Поминки выгодно отличаются от юбилеев. Не надо ничего дарить и можно возносить хвалу без оглядки. К тому же сам виновник торжества не напьется и ничего не выкинет.

Помни о смерти. Жизнь напомнит о себе сама.

По Некрасову. Мальчик: «А кто снес памятник Дзержинскому, папочка?» Папа: «Депутат Станкевич, душенька».

Понятия добра и зла в политике относительны. Абсолютна организация.

Попал во всю эту историю случайно. Просто родился в России.

По паспорту мне 60 лет, а по убеждениям — 30.

По поводу атмосферного давления: «Нельзя ли заменить ртутный столб чем-то менее тяжелым?»

По просьбе трудящихся миллионеров в обращение выпущена стотысячная купюра.