Путч провалился> демократия восторжествовала, Советский Союз распался, и на его обломках началось грандиозное строительство нового рыночного общества. Группа старых вождей оказалась в тюрьме «Матросская Тишина»; пост Президента СССР растаял в воздухе вместе с Советским Союзом; Горбачев, ворча, вернулся к давно забытому статусу простого гражданина, но с титулами «лучшего немца» и «лучшего израильтянина»; партийные лидеры стали президентами независимых государств, активными деятелями нового режима или дельцами рыночной экономики. Советская элита, иными словами, была перетасована, как колода карт, но вся колода осталась прежней с добавлением нескольких бубновых валетов непосредственно в окружение козырного российского туза.

Пушкин: «…живая власть для черни ненавистна», живая чернь для власти ненавистна.

«…пытаются зверски сбивать наши самолеты, которые мирно бомбят их города…»

Пытаются надеть на Россию штаны с чужого плеча.

Пытаются осветить путь в будущее, поставив по фонарю под каждым глазом.

Пять дней в неделю бездельничаем и два — отдыхаем.

Радикалам кажется, что они строят в России что-то вроде Швеции — построят опять Колыму.

Радио «Маяк»: «…мордовская диаспора в Москве…». Вот изумился бы исконно русский человек, мордвин дядя Вася Киселев, узнав, что он диаспора.

Разговор в очереди: «Смотрю на нашего президента и думаю — неужели он мог руководить целой областью?»

Различие между политикой и цирком серьезнее, чем кажется на первый взгляд. В цирке пугают, чтобы развлечь; на митингах развлекают, но потом становится страшно.

Размышления бывшего атеиста: «Если Бога нет, ходить в церковь бесполезно. Если Он есть, то опасно — может поразить громом».

Размышления молодого врача: гораздо увлекательнее давать жизнь новому человеку, чем продлевать ее старому.

Рано объявлять конкурс на проекты памятников авторам и героям перестройки. Еще неизвестно, будут ли у них могилы.

Раньше было скучное казенное вранье. Теперь художественное, а временами просто лирическое.

Раньше, в просторные времена, в ходу были круглые дураки. Теперь требуются дураки плоские — их больше набивается на митинги.

Раньше все неудачи валили на погоду и происки внешних врагов. Теперь — на народных депутатов.

Раньше зимы были холоднее, еда вкуснее, улицы чище. Сейчас все не то, и только женщины кажутся все моложе и привлекательнее.

Раньше, показав красную книжечку, я беспрепятственно проходил в Кремль. Теперь по красной же книжечке меня бесплатно пускают в метро. Так что пока все к лучшему.