Во всем необъятном животном мире только человек может быть дураком.

Военные расходы определяются на основе оборонной загадочности.

Возводится что-то непонятное: то ли леса нового дома, то ли эшафот. Но у нас есть стратегия: «поживем, увидим».

Возврат к прошлому невозможен, а переход к будущему неизбежен — вот и вся строго научная основа политических концепций. Стоило ли для этого учиться в вечерних школах марксизма-ленинизма?

Возможно, и я в своей жизни врал не меньше любого президента, но делал это по менее значительным поводам и после честно переживал.

Возможно, я дурак, но я сын своего народа.

Возможных ошибок так много, что их можно совершать всю жизнь, ни разу не повторившись.

Война долларизации, захлестнувшая страну, обошла нашу семью.

Волге по ее величию надо бы впадать в океан, она же впадает в Каспийское море.

Волчата времен застоя выросли в матерых волков. Теперь они грызут тех, кто когда-то верховодил стаей, и подвывают на иностранных языках.

Волшебное зеркало и миллионы зачарованных простаков.

Вольтеров в России нет. Мы никогда не признаем за оппонентами права на честные заблуждения.

Вооруженная интервенция в Москве безопаснее, чем, скажем, в Праге или Кабуле. Нет международных осложнений.

«В оппозицию девушка провожала бойца…».

Вопрос верующим: конструктору автомашины или самолета не придет в голову наказывать свое детище за какие-то недостатки. Почему же Всевышний конструктор наказывает свое творение — человека за собственные недоработки?

Вопрос иностранного туриста: «Правда ли, что в России облачают людей доверием и властью лишь для того, чтобы затем их разоблачать?»

Вопрос иностранного наблюдателя: при жизни одного поколения русские перешли от идеи мировой революции к концепции нового мышления. Где гарантия, что они не перейдут столь же быстро к какой-то другой идее, возможно Армагеддона, и будут воплощать ее в жизнь с присущей им безрассудной отвагой?

Вопрос на референдум: «Ты меня уважаешь?».