Государство - это я!

Джеймс Перкинс Брек, «France Under Mazarin» (1886). Пожалуй, самая знаменитая фраза, приписываемая Людовику XIV. По легенде юный король произнёс эти слова на заседании парламента Парижа в 1655 году, куда он вопреки обычаю вошёл в зал заседания в красном о

Каждый раз, когда я даю кому-нибудь хорошую должность, я создаю девяносто девять недовольных и одного неблагодарного.

Мне было бы легче примирить всю Европу, чем нескольких женщин.

Граф Оноре Габриэль Рикетти де Мирабо, «Esprit de Mirabeau» (1804) том 1. В 70-е годы Людовик XIV был свидетелем и невольным арбитром в долголетнем конфликте между своей фавориткой маркизой де Монтеспан и гувернанткой королевских бастардов мадам де Ментен

На ложе смерти: — Почему вы плачете? Неужели вы думали, что я буду жить вечно?

Один из французских вельмож, впавший в крайнюю набожность, неожиданно возвестил Людовику XIV, что ему явился архангел Гавриил и повелел передать королю, чтобы тот оставил свою фаворитку Лавалье. — Он и мне тоже явился, — ответил король, — и объявил, что вы повредились в уме.

Однажды Людовик XIV неожиданно спросил одного из своих вельмож, знает ли он испанский язык. Тот ответил, что нет. — Жаль, — произнес король. Вельможа решил, что король наметил его в испанские посланники. Спустя некоторое время он  почтительно доложил Людовику, что успел в совершенстве изучить испанский язык. — Превосходно, — отозвался король, — значит, теперь вы сможете прочесть «Дон Кихота» в подлиннике.

Пиреней больше не существует.

Вольтер, «Век Людовика XIV» (1751), глава 28. Эти слова были якобы сказаны 16 ноября 1700 года Людовиком XIV, когда его внук Филипп Анжуйский стал королём Испании под именем Филиппа V

После поражения французской армии при Мальплаке в 1709 г.: — Неужели Бог забыл обо всем, что я для него сделал?

Придворному, который должен был сопровождать короля на дворцовой церемонии, но чуть-чуть задержался и явился в последний момент: — Меня чуть было не заставили ждать.

Я ухожу, но  государство будет жить всегда…

Мариз де Данжо, «Воспоминания о смерти Людовика XIV».