Пылкое честолюбие с самой юности изгоняет из нашей жизни всякую радость: оно хочет править единовластно.

Пьяный отпускает иногда более забавные шутки, чем записные остроумы.

Рабство унижает человека до того, что он начинает любить свои оковы.

Равно слабодушны и те, что окружают свои дела непроницаемым покровом тайны, и те, что все о них выбалтывают.

Разве кто не имеет права любить самого себя? Разве поступок будет менее хорош только потому, что мы делаем его с удовольствием?

Разуму не постичь надобностей сердца.

Расположения сильных мира сего скорее добьется тот, кто помогает им пустить по ветру их  добро, нежели тот, кто пытается научить, как его приумножить.

Редкий человек способен, не дрогнув, стерпеть правду или сказать ее в глаза.

Редко случается высказать здравую мысль тому, кто всегда тщится быть оригинальным.

Самая новая и самая самобытная книга та, которая заставляет любить старые истины.

Самые высокие мысли подсказывает нам  сердце.

Самые кислые люди - это те, которые слащавы из интереса.

Самые полезные советы те, которые легче всего использовать.

Самый увлекательный разговор - и тот утомляет слух человека, поглощенного страстью.

Самыми лучшими министрами были те люди, которые волею судеб дальше всего стояли от министерств.

Светские люди не говорят о таких мелочах, о каких судачит народ, но и  народ не интересуется таким вздором, каким заняты светские люди.

Сделавшись собственностью человека, животное ублажает его  самолюбие.