Наказание всегда должно считаться не с прошлым, а с будущим, ибо оно есть выражение не гнева, а предосторожности.

Нам нужен кто-нибудь, по чьему образцу складывался бы наш нрав. Ведь криво проведенную черту исправишь только по линейке.

Напившись вином, он [Марк Антоний] жаждал крови. Мерзко было то, что он пьянел, когда творил все это, но еще мерзостнее то, что он творил все это пьяным.

Наполнять надо душу, а не мошну.

Насколько выше была б ему цена, если б  толпа ценила его пониже.

Насколько достойнее смеха то, из-за чего мы то и дело льем слезы!

Насколько человечнее (…) не преследовать их [грешников], но попытаться вернуть назад! Ведь если человек, не зная дороги, заблудится среди вспаханного поля, лучше вывести его на правильный путь, чем выгонять с поля палкой.

Наслажденье - это благо для скотов.

Нас мучит и  будущее, и прошедшее. (…) Никто не бывает несчастен только от нынешних причин.

Нас чтут как стариков, хотя в нас живут пороки мальчишек, и не только мальчишек, но и младенцев; ведь младенцы боятся вещей пустяшных, мальчишки - мнимых, а мы - и того и другого.

Наука о добре и зле, которая только и составляет предмет философии.

Научись сперва добрым нравам, а затем мудрости, ибо нельзя без первых уроков научиться последней.

Научись сперва добрым нравам, а затем мудрости, ибо без первых трудно научиться последней.

На чьей земле ты поселенец? Если все будет с тобою благополучно - у собственного наследника.

«На этой стороне явное большинство». - Значит, именно эта сторона хуже. Не настолько хорошо обстоят дела с человечеством, чтобы большинство голосовало за лучшее: большая толпа приверженцев всегда верный признак худшего.

Не будем ничего откладывать, чтобы всякий день быть в расчете с  жизнью.

Не бывало великого ума без примеси безумия.

Не гладок путь от земли к звездам.