Не  наука добродетели, а наука нищеты была главным делом его  жизни. (О кинике Деметрии, который доходил до крайностей аскетизма).

Необходимое не приедается.

Не полезно все видеть и все слышать. Нас миновали бы многие обиды - ведь большинство из них не задевают того, кто о них не знает. Ты не хочешь быть гневливым? - Не будь любопытным.

Неправость нашего гнева делает его более упорным: мы расходимся все пуще и не желаем перестать, словно сила нашей вспышки может служить доказательством ее справедливости.

Не проливать ничьей крови, обеспечить покой всему миру и мир своему веку - вот высшая доблесть.

Нередко учат обману тем, что обмана боятся, и подозрениями дают право быть вероломным.

Не следует принимать благодеяний от всех. От кого же принимать? (…) От тех, кому мы сами желали бы их оказать.

Не смей пересчитывать всех, кто тебе страшен. (…) К твоей смерти доступ открыт только одному, сколько бы врагов тебе ни угрожало.

Не сможет противостоять ударам тот, кому никогда ни в чем не было отказа.

Несовершенное неизбежно приходит в упадок и гибнет.

Несчастен не тот, кто делает по приказу, а тот, кто делает против воли.

Несчастна душа, исполненная забот о будущем.

Несчастного Александра гнала и посылала в неведомые земли безумная страсть к опустошению. (…) Он идет дальше океана, дальше солнца. (…) Он не то что хочет идти, но не может стоять, как брошенные в пропасть тяжести, для которых конец паденья - на дне.

Не считай счастливым того, кто зависит от  счастья.

Не так радостно видеть многих у себя за спиной, как горько глядеть хоть на одного, бегущего впереди.

Не та красива, у которой хвалят руку или ногу, а та, у кого весь облик не позволит восхищаться отдельными чертами.