Ничто на свете не заслуживает такого уважения, как  человек, умеющий мужественно переносить несчастья.

Ничто не вечно, немногое долговечно, (…) конец у вещей различный, но все, что имеет начало, имеет и конец.

Ничто так не вредит здоровью, как частая смена лекарств.

Ничто так не нравится, как погибшее; тоска по отнятому делает нас несправедливыми к оставшемуся.

Ничто так не обманчиво, как  жизнь; (…) поистине, ее не принял бы никто, если бы не получил против воли.

Ничто так не препятствует здоровью, как частая смена лекарств.

«Но как же все-таки бог допускает, чтобы с добрыми людьми случались несчастья?» - А он не допускает. Он ограждает их от всех несчастий: от преступлений и гнусностей, от нечистых помышлений и корыстных замыслов, от слепого вожделения и от алчности, покушающейся на чужое добро. Он блюдет и защищает их самих: неужели кто-то станет требовать от  бога еще и того, чтобы он охранял поклажу добрых людей?

«Но ради чего я учился?» - Нечего бояться, что  труд твой пропал даром: ты учился для себя самого.

Нужно либо смеяться надо всем, либо плакать.

Обидчик либо сильнее тебя, либо слабее; если слабее, пощади его, если сильнее - себя.

Обиды от  власть имущих нужно сносить не просто терпеливо, но с веселым лицом: если они решат, что и впрямь задели вас, непременно повторят.

Образование людей должно было начаться пословицами и должно кончиться мыслями. Обращайтесь с низшими так, как вы хотели бы, чтобы с вами обращались высшие.

[Об умершем]: Наконец он свободен, наконец он в безопасности, наконец он бессмертен.

[Об умерших:] Те, кого мним мы исчезнувшими, только ушли вперед.

Об услуге пусть рассказывает не оказавший, а получивший ее.

Обходись со стоящими ниже так, как ты хотел бы, чтобы с тобою обходились стоящие выше.

Общественное мнение - (…) дурной истолкователь.

[О вегетарианстве]: Человеку и бескровной пищи хватит; (…) [а] там, где  резня служит удовольствию, жестокость переходит в привычку.