Природа обыскивает нас при выходе, как при входе. Нельзя вынести больше, чем принес.

Природа (…) пожелала, чтобы первым плачем был  плач при рождении человека.

Природа (…) родила нас братьями.

Приятно иногда и подурачиться.

Пускай кто-то сердится: ты в ответ сделай ему что-нибудь хорошее. Вражда сама угаснет, если од на из двух сторон откажется ее поддерживать: сражаться могут лишь двое равных соперников.

Пусть будет нашей высшей целью одно, говорить, как чувствуем, и  жить, как говорим.

Пусть вошедший в наш дом дивится нам, а не нашей посуде.

Пусть вошедший в наш дом дивится нам, а не нашей посуде. Велик тот  человек, кто глиняной утварью пользуется как серебряной, но не менее велик и тот, кто серебряной пользуется как глиняной.

Пусть каждый спросит себя: не жалуются ли все на чью-нибудь неблагодарность? Но не может быть того, чтобы все жаловались, если не надо жаловаться на всех. Следовательно, все неблагодарны.

Пусть оратор (…) говорит не быстрей и не больше, чем могут выдержать уши.

Пусть (…) память [об умерших] будет долгой, а  скорбь - короткой.

Пьянство - это добровольное сумасшествие.

Пьяный делает много такого, от чего, протрезвев, краснеет.

Равенство прав не в том, что все ими пользуются, а в том, что они всем предоставлены. Разбить оковы рабства.

Равенство прав не в том, что все ими воспользуются, а в том, что они всем предоставлены.

Разбить оковы рабства.

«Разве не бывает случаев, возбуждающих гнев?» - Вот именно в этих случаях и нужно решительнее всего подавлять его. (…) Пирр, знаменитейший наставник в гимнастических состязаниях, всем, кого тренировал, давал, говорят, одно и то же наставление: не поддаваться гневу. Ибо  гнев нарушает все  правила искусства.

Разве не счел бы ты глупцом из глупцов человека, слезно жалующегося на то, что он еще не жил тысячу лет назад? Не менее глуп и жалующийся на то, что через тысячу лет он не будет жить.