Американцы, бесспорно, имеют право на  существование, но я бы предпочел, чтобы в Оксфорде они этим правом не пользовались.

Англия, мне кажется, - это единственная страна, в которой антипатриотическая пьеса пройдет «на ура»… ведь самомнение наше столь велико, что от унижения не страдает.

Быть суетным - значит заботиться о том, какое впечатление вы производите на окружающих. Быть самовлюбленным значит устраивать прежде всего самого себя.

Великие люди обыкновенно ничем от нас не отличаются - разве что ростом пониже.

В известном смысле своим благополучием литература обязана критике. Вернее так: хорошая критика литературе полезна, плохая - вредна. С другой стороны, только хорошая литература может иметь хороших критиков.

В конечном счете, лишь благодаря ревностному служению единиц, хорошие книги становятся классическими.

В Оксфорде и Кембридже исподволь учат всему тому вздору, который с таким трудом выбивали из нас в школе.

В  прошлом всегда есть что-то абсурдное.

Время, этот усердный художник, подолгу трудится над прошлым, шлифует его, отбирая одно и отбрасывая другое с большим тактом.

Все, что стоит делать, уже делалось, поэтому теперь, мне думается, есть смысл обратить внимание на то, чего делать не стоит.

Всякий, кто любит все недосягаемое, рано или поздно, его возненавидит.

Для подробного и исчерпывающего описания эпохи необходимо перо, куда менее талантливое, чем мое.

Если женщина по-настоящему любит собак, можно не сомневаться, что она разочаровалась в  любви к мужчинам.

Жажда знаний и  любовь к учителю - вещи разные.

Женщины, которые любят одного и того же мужчину, образуют как бы масонскую ложу страдалиц.

Женщины обыкновенно не так молоды, как они себя малюют.

Жизненный опыт я черпаю прямо из  жизни - быть может, поэтому я так непозволительно груб.

Завидуя гению, бездарь тешит себя надеждой, что  гений все-таки плохо кончит.