Горе прежде всего заставляет человека узнать, что он собой представляет.

Достоинство следует сохранить до конца.

Если страной правит король, корона давит на голову, а если королева – корона давит на  сердце.

Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные. // S’il n’one pas de pain qu’ils mangent de la brioche.

В начале 1790-х гг. это апокрифическое изречение использовалось для дискредитации королевы. На самом деле оно появилось уже в царствование Людовика XV; в «Исповеди» Ж. Ж. Руссо, кн. 6 (опубл. в 1782 г.), отнесено примерно к 1740 г. Boudet, p. 151. «La brioche», собственно, не «пирожное», а «сдобная булочка». Летом 1789 г. генеральному контролеру (министру финансов) Жозефу Фулону в народе приписывали слова: «Если они голодны, пусть щиплют траву». 22 июля, вскоре после взятия Бастилии, он был повешен на фонаре, а его голову со ртом, набитым сеном, носили по Парижу на пике. Олар А. Ораторы революции. – М., 1907, т. 1, с. 95.

Каждая порядочная женщина должна иметь хотя бы одного любовника.

Когда чернь шумела под окном Марии Антуанетты, радуясь ее осуждению на  смерть, королева громко и спокойно сказала толпе: – Мои несчастья скоро кончатся, а ваши только начинаются.

На процессе Марии Антуанетты из зала выкрикнули: «Смотри, какая гордячка!» Королева озабоченно спросила своего защитника: «Не слишком ли много достоинства вложила я в ответ?»

Несчастье имеет достаточную силу, чтобы сделать нас суеверными.

Прощайте навсегда, дети. Я иду к вашему отцу.

На эшафоте

Я была королевой – вы лишили меня короны. Я была женой – вы убили моего мужа. Я была матерью – вы отняли у меня сына. У меня осталась лишь моя кровь – возьмите ее, но не заставляйте меня больше страдать.

Своим судьям якобинцам

Я всегда готова принести в жертву свои личные предубеждения, если только от меня не потребуют того, что идет против моей чести.