Приставлять одно доброе дело к другому так плотно, чтобы между ними не оставалось ни малейшего промежутка, - вот что я называю наслаждаться жизнью.

Пусть дела твои будут такими, какими ты хотел бы их вспомнить на склоне жизни.

Пусть не тревожит тебя будущее! Ведь ты достигнешь его, если это будет нужно, обладая тем же разумом, которым ты пользуешься в настоящем.

Самая продолжительная жизнь ничем не отличается от самой краткой. Ведь настоящее для всех равно, а следовательно, равны и потери - и сводятся они всего-навсего к мгновенью. Никто не может лишиться ни минувшего, ни грядущего. Ибо кто мог бы отнять у меня то, чего я не имею?

Самая продолжительная жизнь ничем не отличается от самой короткой. Ведь настоящее для всех равно, а следовательно, равны и потери, и сводятся они всего-навсего к мгновению. Никто не может лишиться ни минувшего, ни грядущего.

Самый презренный вид малодушия - это  жалость к самому себе.

Скоро ты забудешь обо всем, и все, в свою очередь, забудет о тебе.

Смешно, стараясь избежать чужой порочности - что невозможно, не стараться избежать своей собственной - что вполне возможно.

Смотри внутрь себя. Внутри источник добра, который никогда не истощится, если ты не перестанешь рыть.

Совершенство нравов в том, чтобы проводить каждый день так, как если б он должен был быть последним: без  тревоги, без трусости, без притворства.

Совершенство характера - (…) чтобы всякий день проводить как последний.

Справедливее мне следовать советам стольких столь опытных друзей, нежели стольким столь опытным друзьям повиноваться <…> воле одного человека.

Так будто бы говорил Марк Аврелий, объясняя, почему он собирает совет, прежде чем принять важное решение («Писатели истории августов», IV, 22, 4). Властелины Рима. – СПб., 2001, с. 45.

Старайся расположить к себе современников. Те, кто предпочитает гнаться за славой у потомства, забывают, что грядущие поколения ничем не будут отличаться от настоящего, которым они тяготятся. И эти поколения тоже смертны.

Странно! Человек возмущается злом, исходящим извне, от других, тем, чего устранить не может, а не борется со своим личным собственным злом, что в его власти.

Терпит вред тот, кто упорствует в заблуждении и невежестве.

Тот, кто во всем следует разуму, не суетлив и в то же время деятелен, весел и вместе с тем уравновешен.

Трезво веселись.