Бывают дни гористые, трудные: взбираться по ним бесконечно долго, а бывают дни покатые: с них летишь стремглав, посвистывая.

Быть в курсе дел не всегда значит принимать в них участие.

Важность ее по сравнению с окружающими была настолько высока, что, не зная о них ничего, кроме имени, она могла питать к ним лишь самое честное чувство симпатии.

Весомый аргумент в споре может стать оружием и для соперника.

Видите ли, Франсуаза, - говорил садовник, - революция лучше войны, потому что когда провозглашают революцию, то сражаться за нее идут только желающие.

Внешний лоск и интеллигентность часто сравнимы друг с другом в обратной пропорциональности.

Воля - это назойливый и несменяемый слуга чередующихся в нас личностей.

Желая забыть человека, мы находимся в том состоянии, когда наша память делает все наперекор данному желанию.

Знать - не всегда значит помешать.

Интеллектуальный уровень салона и его внешний блеск находятся по отношению друг к другу скорее в обратной, чем в прямой зависимости.

Исключить из наших наслаждений воображение - значит свести их на нет.

Каждый человек считает ясными только те  мысли, которые по своей смутности не превосходят его собственные.

Каждый человек требователен и рассудителен лишь в том случае, если он обсуждает волнующее его самого.

Как многие интеллигенты, он не умел говорить просто о простых вещах.

Как ни стыдно признавать, я весьма чувствителен к мнению окружающих обо мне, несмотря на мои заверения всех в обратном.

Как странно! О моей бедной жене я думаю часто, но не могу думать о ней долго.

Как  человек с высоко развитым интеллектом, он не мог говорить вкратце о том, что не требовало долгих речей.

К сожалению, над снисходительным упорством, с каким мы стараемся не замечать пороки нашего друга, берет верх упорство, с каким наш друг предается этим порокам - то ли потому, что он сам ослеплен, то ли потому, что считает слепыми других.