Времена — что ни день — становятся серьезнее.

Все, что существует, все существа, составляющие бесконечный мир Вселенной, все существовавшие в мире предметы, какова бы ни была их  природа в отношении качества или количества, большие, средние или бесконечно малые, близкие или бесконечно далекие, - взаимно оказывают друг на друга, помимо желания и даже сознания, непосредственным или косвенным путем, действие и противодействие. Эти-то непрестанные действия и противодействия, комбинируясь в единое движение, составляют то, что мы называем всеобщей солидарностью, жизнью и причинностью.

Если Бог — все, то  жизнь и  человек — ничто.

Если бы Бог действительно существовал, следовало бы уничтожить его.

Идея Бога влечет за собою отречение от человеческого разума и справедливости, она есть самое решительное отрицание человеческой свободы и приводит неизбежно к рабству людей в теории и на практике. Нужно ли напоминать, насколько и как религии отупляют и развращают народы? Они убивают у них  разум, это главное орудие человеческого освобождения, и приводят их к идиотству, главному условию их рабства. Они обесчещивают человеческий труд и делают его признаком и источником подчинения. Они убивают понимание и чувство человеческой справедливости, всегда склоняя весы на сторону торжествующих негодяев, привилегированных объектов божественной милости. Они убивают гордость и достоинство человека, покровительствуя лишь ползучим и смиренным. Они душат в сердцах народов всякое чувство человеческого братства, наполняя его божественной жестокостью.

Итак, не в том вопрос, будет или не будет революция, а в том: будет ли исход ее  мирный или кровавый?

Мы отрицаем существование души, существование духовной субстанции, независимой и отделимой от тела. Напротив того, мы утверждаем, что подобно тому как тело индивида, со всеми своими способностями и инстинктивными предрасположениями, является не чем иным, как производной всех общих и частных причин, определивших его индивидуальную организацию, - что неправильно называется душой; интеллектуальные и моральные качества человека являются прямым продуктом или, лучше сказать, естественным, непосредственным выражением этой самой организации, и именно степени органического развития, которой достиг мозг благодаря стечению независимых от воли причин.

Народ может и без нас обойтись, мы без него не можем.

Наша пресловутая цивилизация для народа не что иное, как источник рабства и нищеты.

Невозможно, чтобы все человечество отдалось науке: оно умерло бы с голоду.

Нельзя нанести человеку большего оскорбления, чем сказав, что знаешь его как свои пять пальцев. Человека знаешь только, поскольку его любишь.

Общая идея всегда есть отвлечение и поэтому самому в некотором роде отрицание реальной жизни. Я устанавливаю… то свойство человеческой мысли, а, следовательно, также и науки, что она в состоянии схватить и назвать в реальных фактах лишь их общий смысл, их общие отношения, их общие законы; одним словом, мысль и  наука могут схватить то, что постоянно в их непрерывных превращениях вещей, но никогда не их материальную, индивидуальную сторону, трепещущую, так сказать, жизнью и реальностью, но именно в  силу этого быстротечную и неуловимую. Наука понимает мысль о действительности, но не самую действительность, мысль о  жизни, но не самую жизнь. Вот граница, единственная граница, действительно не проходимая для нее, ибо она обусловлена самой природой человеческой мысли, которая есть единственный орган науки.

Отрицание свободы воли отнюдь не есть отрицание свободы. Свобода является, напротив, неизбежным следствием и результатом естественной и социальной необходимости.

Отчаяние в своей любви и в своем достоинстве служит наилучшим доказательством их присутствия в человеке.

Политическая и экономическая организация (…) не должна (…) исходить сверху вниз и от центра к периферии, (…) но снизу вверх и от периферии к центру (…).

«Революционный катехизис», 8 (1866; в оригинале по французски)

Примирение с действительностью, во всех отношениях и во всех сферах жизни, есть великая задача нашего времени, и Гегель и Гете главы этого примирения.

«Гимназические речи Гегеля. Предисловие переводчика» («Московский наблюдатель», 1838, кн. 1) В «Литературной хронике» того же номера «Московского наблюдателя» В. Белинский призывал «выйти из борьбы прекраснодушия в гармонию просветленного и примиренного с действительностию духа».

Свобода в государстве есть ложь.