- Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть?

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

В виду общей рабьей складки умов, аллегория все еще имеет шансы быть более понятной и убедительной и, главное, привлекательной, нежели самая понятная и убедительная речь.

Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

Возьмем - литературу: кажется, ей дана самая широкая свобода, а между тем она бьется и чувствует себя точно в капкане. Во всех странах, где существует точь-в-точь такая же свобода, - везде литература процветает. А у нас? У нас мысль, несомненно умеренная, на которую в целой Европе смотрят как на что-то обиходное, заурядное, - у нас эта самая мысль колом застряла в голове писателя. Писатель не знает, в какие чернила обмакнуть перо, чтоб выразить ее, не знает, в какие ризы ее одеть, чтоб она не вышла уж чересчур доступною. Кутает-кутает, обматывает всевозможными околичностями и аллегориями, и только выполнив весь, так сказать, сложный маскарадный обряд, вздохнет свободно и вымолвит: слава богу! теперь, кажется, никто не заметит! Никто не заметит? а публика? и она тоже не заметит? ужели есть на свете обида более кровная, нежели это нескончаемое езопство, до того вошедшее в обиход, что нередко сам езопствующий перестает сознавать себя Езопом?

Воспитывайте в себе идеалы будущего , вглядывайтесь часто и пристально в светящиеся точки, которые мерцают в перспективах будущего.

Вот Достоевский написал про меня, что, когда я пишу, квартального опасаюсь. Это  правда, только добавить нужно: опасаюсь квартального, который во всех людях российских засел изнутри.

В беседе с Г. И. Успенским, согласно записи в дневнике А. И. Эфроса от 6 фев. 1884 г. М. Е. Салтыков Щедрин в воспоминаниях современников. – М., 1975, т. 1, с. 370. Сказано по поводу замечания Ф. Достоевского в его записной книжке 1881 г. (опубл. 1883): «Тема сатир Щедрина – это спрятавшийся где то квартальный, который его подслушивает и на него доносит». Достоевский, 27:52.

Все великие писатели и мыслители потому и были велики, что об основах говорили.

В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.

Всякому безобразию свое приличие.

Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.

- Mon cher, - говаривал Крутицын, - разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.

Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.

Дозволяется при встрече с начальством вежливыми и почтительными телодвижениями выражать испытываемое при сем  удовольствие.

Дойдя до этого заключения, все отдали полную справедливость либеральным намерениям начальства. Не начальство стесняет - оно, напротив, само неустанно хлопочет - стесняет сама жизнь, пропитанная ингредиентами крепостного права.

«Похороны»

Если на  Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до  смерти столбом и простоит.

Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют…