Во имя товарищества, берегите солдата, но не балуйте его; будьте внимательны к малейшим его нуждам (не на показ, а в настоящую), но непоколебимою рукою закона карайте за преступления, позорящие военной братство, и крепко держите в руках.

Война кое каков с макаками.

О русско японской войне 1904-1905 гг. «Макаками» именовали японцев в право националистической печати. Займовский, с. 76 .

…«ибо, если противник действительно стоек, то его можно опрокинуть только штыком».

«Разведчик», № 770, 26 июля 1905 года, страница 596

Помнить, что  солдат человек и поэтому для него, как и для всякого человека, ни одна обязанность не должна обходиться без соответственного права.

Серая скотинка, святая скотинка.

О русском солдате. Займовский, с. 322.

Смотрите на солдатство, как на низшую степень великого воинского товарищества; не забывайте святых слов, что " солдат есть имя общее, знаменитое, что солдатом называется первейший генерал и последний рядовой".

Третий день пьем здоровье Вашего Величества.

Согласно историческому анекдоту 1890 х гг., «Драгомиров, запамятовав день 30 августа – именин царя, – спохватился лишь 3 сентября и, чтобы выйти из положения, сочинил такой текст: «Третий день пьем здоровье Вашего Величества. Драгомиров», – на что Александр III, сам, как известно, любивший выпить, все же ответил: «Пора и кончить»«. Игнатьев А. А. Пятьдесят лет в строю. – М., 1955, т. 1, с. 265 (гл. IV) .

Успех в военном деле зиждется на воле; ум подсказывает только легчайший путь к успеху.

Чем больше со стороны офицера будет теплоты, участия, терпения, тем легче он найдет доступ к сердцу и сознанию молодого солдата; в таком случае лучше пойдет его  воспитание и  образование, ибо  солдат уверует в офицера, и, уверовавши, во всем послушает.

Что с умовой точки дуэль представляет очевидный абсурд в благоустроенном государстве, особенно в таком, где по преимуществу смертная казнь упразднена, кажется, не требует пространственных доказательств. Нелогично предоставлять индивидууму право жизни и смерти над себе подобным там, где от этого права отказалась сама государственная власть. Нелогично предоставлять его даже и там, где она от него не отказалась, ибо в смертной казни по суду мотив личный отсутствует… Наконец, нелогично и вообще при каких бы то ни было порядках, кроме, разумеется, первобытно-дикого состояния, признавать за человеком право быть судьей в своем собственном деле.

Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX-XX столетий. 1881-1903. - М.:Мысль, 1973, с. 243