И к свисту пули можно привыкнуть.

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

И, может быть, я завтра умру!… и не останется на земле ни одного существа, которое поняло бы меня совершенно.

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.

«Дума»

Иногда чувствуешь отвращение к кому-нибудь, принудишь себя обойтись ласково, захочешь полюбить человека… а смотришь, он тебе плотит коварством и неблагодарностью!..

Драма «Странный человек», 1831. Владимир Арбенин

История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она - следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или  удивление. Исповедь Руссо имеет уже  недостаток, что он читал ее своим друзьям.

Роман «Герой нашего времени» Журнал Печорина

История счастливых людей никогда не бывает занимательна.

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье все готовы -
Никто не хочет грусть делить.

«Одиночество»

Как часто мы принимаем за  убеждение обман или промах рассудка.

Княжна, кажется, из тех  женщин, которые хотят, чтоб их забавляли; если две минуты сряду ей будет возле тебя скучно, ты погиб невозвратно: твое молчание должно возбуждать ее  любопытство, твой разговор — никогда не удовлетворять его вполне; ты должен ее тревожить ежеминутно; она десять раз публично для тебя пренебрежет мнением и назовет это жертвой и, чтоб вознаградить себя за это, станет тебя мучить — а потом просто скажет, что она тебя терпеть не может. Если ты над нею не приобретешь власти, то даже ее первый поцелуй не даст тебе права на второй; она с тобою накокетничается вдоволь, а года через два выйдет замуж за урода, из покорности к маменьке, и станет себя уверять, что она несчастна, что она одного только человека и любила, то есть тебя, но что небо не хотело соединить ее с ним, потому что на нем была солдатская шинель, хотя под этой толстой серой шинелью билось сердце страстное и благородное…

Роман «Герой нашего времени». Окончание журнала Печорина, Печорин Грушницкому)

Князь! и три тысячи душ! А есть ли у него своя в придачу?

Драма «Два брата», 1834-1836. Юрий о князе Лиговском)

Когда мы чего-нибудь желаем и  желание наше исполнится, то нам всегда кажется, что оно исполнилось слишком скоро. Мы лучше любим видеть радость в будущем, нежели в минувшем.

Драма «Странный человек», 1831. княжна Софья

Когда хвалят глаза, то это значит, что остальное никуда не годится.

роман «Княгиня Лиговская», 1836—1837 (Печорин)

Когда я стану умирать,
И, верь, тебе не долго ждать,
Ты перенесть меня вели
В наш сад, в то место, где цвели
Акаций белых два куста…
Трава меж ними так густа,
И свежий воздух так душист,
И так прозрачно-золотист
Играющий на солнце лист!
Там положить вели меня.
Сияньем голубого дня
Упьюся я в последний раз.
Оттуда виден и Кавказ!
Быть, может, он с своих высот
Привет прощальный мне пришлет,
Пришлет с прохладным ветерком…
И близ меня перед концом
Родной опять раздастся звук!
И стану думать я, что друг
Иль  брат, склонившись надо мной,
Отер внимательной рукой
С лица кончины хладный пот,
И что вполголоса поет
Он мне про милую страну!
И с этой мыслью я засну,
И никого не прокляну.

Поэма «Мцыри» (1838—1839)

Кто знает наверное, убежден ли он в чем или нет?.. и как часто мы принимаем за  убеждение обман чувств или промах рассудка!..

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

Легко народом править, если он
Одною общей страстью увлечен.

Любить… но кого же?..
На  время – не стоит труда,
А вечно любить невозможно.

Любовь, как огонь, — без  пищи гаснет. Авось ревность сделает то, чего не могли мои просьбы.

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

Любовь как огонь – без  пищи гаснет.