Любовь, которую мы читаем в глазах, ни к чему женщину не обязывает, тогда как слова…

Роман «Герой нашего времени». Окончание журнала Печорина, Княжна Мери.

Мало ли людей, начиная жизнь, думают кончить ее, как Александр Великий или лорд Байрон, а между тем целый век остаются титулярными советниками?..

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

Меня невольно поразила способность русского человека применяться к обычаям тех народов, среди которых ему случается жить; не знаю, достойно порицания или похвалы это свойство ума, только оно доказывает неимоверную его гибкость и присутствие этого ясного здравого смысла, который прощает зло везде, где видит его  необходимость или невозможность его уничтожения.

Роман «Герой нашего времени» Бэла

Миллион, да тут не нужно ни лица, ни ума, ни  души, ни имени - господин миллион - тут все.

Драма «Два брата», 1834-1836. Юрий

Мир для меня – колода карт,
Жизнь – банк: рок мечет, я играю,
И  правила игры я к людям применяю.

Мне хотелось вас заставить рассказать что-нибудь; во-первых, потому что слушать менее утомительно; во-вторых, нельзя проговориться; в-третьих, можно узнать чужую тайну; в-четвертых, потому что такие умные люди, как вы, лучше любят слушателей, чем рассказчиков.

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

Многие жители Петербурга, проведшие детство в  другом климате, подвержены странному влиянию здешнего неба. Какое-то печальное равнодушие, подобное тому, с каким наше северное солнце отворачивается от неблагодарной здешней земли, закрадывается в  душу, приводит в оцепенение все жизненные органы. В эту минуту сердце не способно к энтузиазму, ум к размышлению.

роман «Княгиня Лиговская», 1836—1837

Многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. Но это  спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы: полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так должно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит.

Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится.

Роман «Герой нашего времени». Окончание журнала Печорина, Княжна Мери.

Многое не говорится, а отгадывается.

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

Моей судьбой,
Сказать по правде, очень
Никто не озабочен.

«Завещание»

Может быть, ты оттого-то именно меня и любила: радости забываются, а печали никогда!

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.

Может ли женщина надеятся на  успех, может ли она нравиться нашим франтам, если с первого взгляда скажут: elle a l’air bourgeois (у нее вид мещанки)… - это выражение, так некстати вкравшееся в наше чисто дворянское общество, имеет, однако же, ужасную власть над умами и отнимает все права у красоты и любезности. Вкус, батюшка, отменная манера.

Роман «Княгиня Лиговская», 1836—1837.

Может ли женщина надеятся на  успех, может ли она нравиться нашим франтам, если с первого взгляда скажут: elle a l'air bourgeois (у нее вид мещанки)… - это выражение, так некстати вкравшееся в наше чисто дворянское общество, имеет, однако же, ужасную власть над умами и отнимает все права у красоты и любезности. Вкус, батюшка, отменная манера.

роман «Княгиня Лиговская», 1836—1837

… Москва не есть обыкновенный большой город, каких тысяча; Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в симметрическом порядке… нет! У нее есть своя душа, своя жизнь… у нее есть своя душа, своя жизнь. Как в древнем римском кладбище, каждый ее камень хранит надпись, начертанную временем и роком, надпись, для  толпы непонятную, но богатую, обильную мыслями, чувством и вдохновением для ученого, патриота и поэта!.. Как у океана, у нее есть свой язык, язык сильный, звучный, святой, молитвенный!.. Едва проснется день, как уже со всех ее златоглавых церквей раздается согласный гимн колоколов, подобно чудной, фантастической увертюре Беетговена, в которой густой рев контр-баса, треск литавр, с пением скрыпки и флейты, образуют одно великое целое; и мнится, что бестелесные звуки принимают видимую форму, что духи неба и ада свиваются под облаками в один разнообразный, неизмеримый, быстро вертящийся хоровод!..

Сочинение «Панорама Москвы» 1834 года, выполненное по заданию преподавателя русской словестности в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров.

Москва только великолепный памятник, пышная и безмолвная гробница минувшего.

роман «Княгиня Лиговская», 1836—1837

Моя  любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия: я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая их чувства, их радости и страданья — и никогда не мог насытиться.

Роман «Герой нашего времени». Окончание журнала Печорина, Княжна Мери.

Музыка после обеда усыпляет, а спать после обеда здорово: следовательно, я люблю музыку в медицинском отношении.

Роман «Герой нашего времени». Окончание журнала Печорина, Княжна Мери.