Почему у нас старый от молодого мозгами не отличается – вспомнить нечего.

Приятное новшество пение под фонограмму. Любимый певец прилетает на концерт, но голос с собой не берет.

Прошлая жизнь как старое авто — умиляться можно, но ездить нет. Отъездили.

«Прошу не отказать», «Прошу учесть», «Прошу обратить внимание», «Прошу выделить», «Прошу похоронить»…

Раб начинает так: «Они виноваты в том, что я…» Свободный: «Я  виноват в том, что я…»

Радиации у нас никто не боится - считается, что  умереть от нее мы просто не успеем.

Разница между умным и мудрым: умный с большим трудом выкручивается из ситуации, в которую мудрый не попадает.

Ребята, уж если мы по горло в дерьме, возьмемся за руки!

Рожденный ползать – везде пролезет.

Россия - страна талантов. Талантов масса - работать некому.

Самое несчастное животное - осьминог. У него и ноги от ушей, и руки из жопы, и сама жопа - с ушами.

Свобода стоит того, а эта жизнь того не стоит. Мужество рождается от трусости. Первый пострадает, второй задумается. И меньше сидеть дома. Легче идти на контакты. Настало время контактов и политических знакомств. Искать своего, порядочного, которому тоже жалеть не о чем. Искать легко – по лицам. У порядочных есть лица, у непорядочных и там и там вместо лица задница… И сходиться.

Сегодня слова: «Есть на телевидении одна хорошая передача…» - напоминают донос.

Сейчас некоторые наши из оголтелых кричат:

Сидишь дома - кажется, все дома сидят. Выйдешь на улицу - кажется, что все вышли. Попадешь на вокзал - думаешь, ну, все поехали. В больнице впечатление, что все туда залегли; на кладбище - все загибаются. Ну много нас. На все хватает. И всюду чересчур.

Сколь у государства ни воруй, своего не вернешь.

Снега жалко тихого в лесу, шапочки меховой и личика под ним румяного, глазастого, переходящего в ножки нежные, скрытые под джинсовым панцирем…

Соколиная охота. Беру брата-красавца. Иду по Невскому, вижу красивую девушку - выпускаю брата! Раз! Она - моя.