Общественный порядок любой нации покоится на выборе людей, предназначенных к тому, чтобы поддерживать его.

Общие места богословских споров вышли из  моды, их заменили общие места в политике.

Обычай осуждает нас на многие глупости; самая большая из них - сделаться его рабом.

Один плохой главнокомандующий лучше двух хороших.

Одни оказывают нам любезности, в то  время как другие наносят оскорбления. И в первом и во втором случае с людьми надобно соблюдать сугубую осторожность, ибо непременно следует знать, что кроется за этими любезностями.

О достоинствах человека можно судить лишь после его  смерти.

Ожеро предал меня правда, я всегда считал его негодяем.

Оказывается, что из ста бывших в  прошлом королевских фаворитов по крайней мере девяносто пять были повешены.

О  смерти герцога Энгиенского и капитана Райта много понаписали гнусностей смерть первого из них не была делом моих рук, ко второй же я совершенно непричастен, ибо не мог помешать англичанину в припадке сплина перерезать себе горло (Герцог Энгиенский писал к Наполеону, который был расположен отменить смертный приговор, но - переслал ему письмо герцога лишь после исполнения приговора, такова доподлинная правда ).

Остановиться можно при подъеме, но не при падении.

Отвага что любовь: ей нужно питаться надеждой.

От великого до смешного - один шаг.

От великого до смешного один шаг.

Откупщики французского короля поступают весьма оригинально не ограничивая ни расходов, ни роскоши, они непомерным образом взвинчивают налоги и каждый год, вместо того чтобы сказать: у меня такойто доход и я могу расходовать столькото, говорят: нам надобно столькото, найдите источник для подобных расходов.

От правосудия зависит общественный порядок. Поэтому по праву место судей - в первом ряду общественной иерархии. Поэтому никакие почести и знаки уважения не могут почитаться для них чрезмерными.

От солдата требуется прежде всего выносливость и терпение; храбрость - дело второе.

От ума до здравого смысла дальше, чем думают.

Падение предрассудков обнаружило пред всеми источник власти, короли не могут более не прилагать усилий, дабы выглядеть способными править.