Принципы Французской революции порождены третьим сословием Европы речь идет лишь о том, чтобы уметь внести в оные должный порядок. У меня были на то и  власть, и  сила.

Приняв правление из рук республиканцев, я как бы вымыл, очистил и подправил старую картину Рафаэля, которую лак пачкунов довел до полной неузнаваемости.

Природой брак не предусмотрен.

Приходится согласиться с тем, что  фортуна, играющая счастием людей, забавляется, устраивая дела мира сего.

Проповедуйте добродетель, показывая ее противоположности: зло возьмите фоном, благо пустите на второстепенные детали, и пусть порок борется с добродетелью. Сомневаюсь, чтобы написанная картина в итоге оказалась поучительной.

Просвещенной нацией не управляют полумерами: здесь нужна сила, последовательность и единство во всех деяниях.

Прощая тех, кто меня поносит, я всегда могу поставить себя выше их.

Пруссия могущественна лишь на географической карте, политически же и нравственно это самая слабая из четырех великих держав, кои диктуют ныне законы всей Европе.

Пускаясь во всякого рода преувеличения, меня восхваляли, как и прочих монархов, коим дано было свершить нечто необыкновенное но то, в чем истинная моя заслуга, известно лишь мне одному.

Пушечное ядро, поразившее Моро при Дрездене, было одним из последних вестников моей удачи в этом сражении.

Пятнадцать лет мой сон охраняла моя шпага.

Рабле подражал первому Бруту, который прикидывался умалишенным, чтобы обмануть подозрительность Тарквиниев.

Реаль много делал для моей полиции. Когда мне хотелось посмеяться, я напоминал ему то место из его революционной газеты, где он приглашал добрых патриотов собраться 2 января, чтобы поужинать головою свиньи. При мне он уже так не поступал, но скопил себе весьма приличное состояние.

Революционеры и эмигранты в равной степени были ненасытными по части богатств и отличий. Они соперничали в низости друг с другом. Я же хотел возвеличить новых людей, но поелику не имел в том успеха, то брал их сколько возможно в рядах моих солдат.

Религия - важный предмет в женских школах. Она, как бы на нее ни смотреть, есть надежнейшая гарантия для матерей и  мужей. Школа должна научить девушку верить, а не думать.

Реньо обладал способностью говорить легко и складно, вот почему я не раз посылал его выступать с пространными речами в Палате и в Сенате. Подобные люди - не что иное, как бездарные болтуны.

Республика во  Франции невозможна: благоверные республиканцы - идиоты, все остальные - интриганы.