Я знал немало людей, которые находили мои приказы неосуществимыми впоследствии я иногда объяснял им, какие средства служили мне к достижению цели, и они соглашались с тем, что и впрямь не было ничего легче.

Я люблю величественное в искусстве. Для меня или возвышенное, или ничтожное, третьего не дано.

Я люблю Ривароля больше за его эпиграммы, нежели за ум.

Я люблю стихи Оссиана, там много мысли, исполненной силы, энергии, глубины. Это - северный Гомер, поэт в полном смысле слова, поелику потрясает душу и трогает ее.

Я мог бы привести Итальянскую армию в  Париж 18 фрюктидора и сыграть роль, каковую сыграл в свое время император Север, но плод тогда еще не созрел.

Я мог дважды ниспровергнуть императорский трон Австрии, но вместо этого укреплял его основы. Надобно поставить сие в ряд допущенных мною ошибок, но на что, спрашивается, я мог употребить Австрию? Согласен, но в те времена я обладал достаточным могуществом, чтобы принимать на  веру все ее торжественные заверения и клятвы.

Я нашел в Потсдаме шпагу великого Фридриха и его орденскую ленту трофеи сии значили для меня куда больше, нежели те сто миллионов, которые Пруссия выплатила мне.

Я нашел превосходство русской армии только в том, что касается регулярной кавалерии, казаков же легко рассеять. Пруссаки - плохие солдаты напротив того, английская пехота изумительным образом проявила себя при Ватерлоо.

Я - не более как сторонний наблюдатель, но мне лучше, нежели кому бы то ни было другому, известно, в чьи руки попала ныне Европа.

Я - не более как сторонний наблюдатель, но мне лучше, нежели кому бы то ни было другому, известно, в чьи руки попала ныне Европа.

Я не брал на себя труд вести переговоры с государями Германии, напротив, я увлек их за собою после победы при Аустерлице, и они сделали на меня ставку, поскольку я был победителем, Александр также сможет сделать это, когда разобьет пруссаков и австрийцев.

Я не буду писать до тех пор, пока лондонские чиновники не перестанут вскрывать мои письма.

Я не верил бы ухищрениям этого интригана Деказа. Но во всяком случае надобно подождать, чем все это кончится.

Я не верю, что Бурбоны лучше, нежели я, поняли, в чем состоят интересы монархии. Касательно же интересов их династии, лишь впоследствии сие дано будет увидеть: они придерживаются политики по видимости весьма возвышенного свойства.

Я не думаю, что  Франция когдалибо знала лучший порядок, нежели тот, каковой был при мне.

Я не знаю, что понимают под божественным правом наверное, это - изобретение какогонибудь тупого теолога из Лувена, Ведь сам  Папа имеет не более божественного права, чем я - на наследственное место в Палате лордов британского парламента.

Я не из тех слабоумных государей, которые позволяют все делать другим и не делают ничего сами, иначе я мог бы выговорить себе чтото вроде королевства, например за Луарой.

Я не люблю, когда притворяются, что презирают смерть: уметь переносить то, что неизбежно, в этом заключается важнейший человеческий закон.